Картинки детские дома: ⬇ Скачать картинки D0 b4 d0 b5 d1 82 d1 81 d0 ba d0 b8 d0 b9 d0 b4 d0 be d0 bc, стоковые фото D0 b4 d0 b5 d1 82 d1 81 d0 ba d0 b8 d0 b9 d0 b4 d0 be d0 bc в хорошем качестве

В нижегородском детдоме детей заставили отметить День матери. Теперь его проверяют

Автор фото, Stanislav Krasilnikov/TASS

Подпись к фото,

Некоторые считают, что празднование Дня матери может травмировать воспитанника детского дома (архивное фото)

В Нижнем Новгороде региональная прокуратура и министерство образования проверяют детский дом, в котором устроили праздник в честь Дня матери.

О праздновании Дня матери в детском доме рассказала в своем «Фейсбуке» президент фонда «Жизнь без границ» Марина Ефимова. По ее словам, детей заставляли петь песни и участвовать в сценках, посвященных матери. «Их никто не спросил, хотят они участвовать в этом мероприятии или нет», — написала общественница о воспитанниках детского дома.

Ефимова заявила, что планировала посетить это мероприятие, но директор учреждения отказала ей. Тем не менее она все равно собиралась приехать в детдом, но дети написали ей, что концерт отменили. Однако вместо концерта сотрудники детского дома записали выступления одних детей на камеру во время репетиции и показывали это видео другим детям, по группам. Об этом Ефимова рассказала изданию «Такие дела».

«Есть дети, переживающие ситуацию потери родителей. Для них связь с родителями — место наибольшей боли и скорби, даже если внешне они это не показывают. Разговаривать об этом со сцены — это насилие над ребенком, над его работой горя, которой не место на публике», — написала Ефимова.

На запрос регионального министерства образования о цели проведения этого концерта руководство учреждения ответило, что «праздник матери входит в план воспитательной работы для формирования семейных ценностей».

Руководитель «Жизни без границ» сообщила, что написала обращение к уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой. Ефимова также сообщила, что от наставников своего фонда, которые работают в этом нижегородском детском доме, она неоднократно получала данные о том, что к детям применяется насилие. В частности, душ в детдоме заперт на ключ и мыться можно только с разрешения воспитателя, детям угрожают физическим насилием, а за плохие оценки наказывают ремнем.

В прокуратуре Нижегородской области сообщили о проведении проверки по соблюдению прав детей-сирот в детдоме № 3. Там уточнили, что при наличии оснований примут соответствующие меры реагирования. «Соответствующие выводы комиссия сможет сделать только на основании всестороннего анализа ситуации: с учетом мнения воспитанников, сотрудников и руководства детского дома», — сказали в областном министерстве образования.

По данным издания «Нижний Новгород онлайн», речь идет о детском доме №3. В нем изданию «Нижний Новгород онлайн» подтвердили визит сотрудников прокуратуры.

Гостевой режим: как сироты и воспитанники интернатов переживают изоляцию | Статьи

В Белгородской области сотрудники детских домов забрали к себе в семьи почти сотню воспитанников на время карантина. Благодаря действиям персонала в области будут полностью закрыты три социально-реабилитационных интерната. Благотворительные фонды «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и «Дом с маяком» смогли забрать детей из социальных учреждений на время пандемии. Почему воспитанники детских домов и психоневрологических интернатов находятся в особенно уязвимом положении и как им пытаются помочь — в материале «Известий».

Разобрали по семьям

С середины апреля социальные учреждения соцзащиты, в том числе детские дома и психоневрологические интернаты, были закрыты на карантин. Из-за ограничений в них не могут попасть волонтеры, а сами воспитанники находятся в группе риска. Сложность заключается в том, что в детском доме фактически невозможно обеспечить изоляцию каждого воспитанника, а персонал вынужден ежедневно ездить до работы и обратно зачастую на общественном транспорте. В ряде регионов учреждения ввели непрерывный режим работы для персонала: сотрудники трудятся сменами по две недели.

В Белгородской области в детских домах остаются свыше 270 детей. С ними круглосуточно находятся сотрудники учреждения, в том числе медицинский персонал.

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

— Сформированы дежурные смены сотрудников из числа медработников, врачей, соцработников, реабилитологов и других специалистов. Они будут 14 дней в две смены обеспечивать сохранение того уровня соцуслуг, который был и до карантина. Для получателей социальных услуг ничего не изменится, — заявила начальник управления соцзащиты населения Белгородской области Елена Батанова.

В Карелии опустел детский дом в небольшом городке Олонец: здесь постоянно проживал 41 ребенок, в том числе дети с инвалидностью. Всех воспитанников распределили по семьям на время карантина. Директор интерната Татьяна Васильева рассказала, что решила забрать домой двух воспитанниц, и ее пример вдохновил других сотрудников: решение о распределении детей по семьям было принято коллективно.

Погостить на карантине

Детей берут на временную опеку, так называемый гостевой режим. Оформить его могут не только сотрудники детских домов или благотворительных фондов, но и потенциальные опекуны, прошедшие школу приемных родителей, но еще не получившие заключение соцзащиты. Для этого нужно предоставить пакет документов в администрацию детского дома или другого социального учреждения.

Как правило, решение выносят в течение недели, но в период карантина сроки рассмотрения существенно ускорились. Контроль за безопасностью и здоровьем ребенка также находится в ведении органов опеки и попечительства. Если сам ребенок не захочет поехать в конкретную семью, ей будет отказано во временной опеке.

В первую очередь детей пытаются передать в семьи, которые имеют личный контакт с ребенком, чтобы ему было легче адаптироваться, рассказала «Известиям» глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

— Сегодня есть договоренность с департаментом соцзащиты о том, что дети могут быть устроены в семьи людей, с которыми они знакомы, — родственников, волонтеров-наставников, сотрудников НКО, которые с ними работали. Это нужно для того, чтобы была уверенность, что ребенок нормально адаптируется и это не будет для него травматичным, если мы говорим о временном устройстве. Плюс взять ребенка могут семьи, которые прошли школу приемных родителей и имеют на руках почти полный комплект о возможности быть опекуном, — рассказал Альшанская.

По ее словам, потенциальные опекуны, имеющие документы, могут взять не только ребенка, которого они планировали усыновить, но и другого воспитанника. В первую очередь в семьи пытаются определить детей с разными сложностями по здоровью, потому что нахождение внутри коллектива создает для них большие риски.

— Есть дети, за которые директора интернатов волнуются в первую очередь и хотят, чтобы они провели это время в семье. Если родители собрали пакет документов, но еще не получили заключение в опеке, у них есть возможность на время эпидемии стать опекуном. Руководство старается определить детей в семьи, которые справятся с этой ситуацией. Мы понимаем, что когда речь идет о незнакомом для ребенка взрослом, то ситуация чуть сложнее. Особенно если мы говорим о временном устройстве, — добавила глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Фонд уже передал в органы опеки список семей, готовых принять детей на время карантина. В нем больше 40 фамилий, но в фонде надеются, что список будет расширяться. Первые 10 воспитанников уже находятся в семьях.

— Очень надеюсь, что ситуация не будет тормозиться и мы успеем всё сделать вовремя. Если в детских домах начнутся заражения, то что-то сделать будет значительно сложнее. Органы опеки идут навстречу, но муниципальные отделения не подчиняются департаменту социальной защиты. С ними возникли сложные истории. Надеюсь, эти люди поймут, что проволочки могут дотянуть до невозможности передачи ребенка, — подчеркнула Альшанская.

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

По ее словам, даже переход на вахтовый метод работы в детских домах не может гарантированно уберечь детей от заражения коронавирусом. Дети в интернате находятся, по сути, в месте массового скопления людей, и минимизировать контакты внутри учреждения невозможно. Сменный график подходит далеко не всем. Например, женщины, имеющие маленьких детей или пожилых родственников, не могут надолго оставить собственную семью ради работы. Из-за этого часть персонала детских домов начала увольняться с работы.

— Сделать так, чтобы персонал не приходил или не уходил несколько месяцев, мы не можем. Во многих регионах учреждения уже потеряли от трети персонала, потому что не все могут вот так на две недели оставить собственную семью. Из-за уменьшения состава персонала дети находятся в состоянии ограниченного ухода, растут риски, в том числе насилия и жестокого обращения со стороны старших детей. В силу стрессовых факторов у детей в интернатах иммунитет ниже, чем у сверстников с такими же показателями здоровья, — резюмировала глава фонда «Волонтеры в помощь детям сиротам».

Спасти самых тяжелых

Сотрудники «Дома с маяком» уже начали забирать в семьи подопечных хосписа — неизлечимо больных детей и молодых взрослых. Поспособствовало в этом письмо профильных министерств, в котором содержится рекомендация забирать людей из социальных учреждений на сопровождение в НКО и семьи. На время неблагоприятной эпидемиологической обстановки детей и взрослых могут забрать кровные семьи, родственники или люди, с которыми у подопечных возникли устойчивые личные связи.

В письме, подписанном министром труда и социальной защиты Антоном Котяковым, министром здравоохранения Михаилом Мурашко, министром просвещения Сергеем Кравцовым и руководителем Роспотребнадзора Анной Поповой, говорится, что регионы должны назначить людей, ответственных за контроль ситуации в организациях соцобслуживания и детских домах.

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

Первые пять подопечных уже попали в семьи на время карантина, рассказала «Известиям» директор фонда «Дом с маяком» Лидия Мониава, еще одного мальчика собираются забрать в семью на следующей неделе.

Нахождение в интернате детей и взрослых со слабым здоровьем — очень большой риск. Многие из них не могут самостоятельно откашливаться и с трудом дышат. Как только появились сообщения о смерти одной из подопечных от пневмонии, в фонде решили, что нужно принимать срочные меры.

— Если ничего не делать, то к концу карантина из самых слабых паллиативных детей может никого не остаться. В интернате есть и физически сильные дети, но есть и совсем слабые. Для них инфекция может закончиться смертью. Я предложила сотрудникам хосписа взять этих детей домой. Забирать стараются самых тяжелых подопечных, но те, кто не зависим от медицинского оборудования, могут попасть домой к волонтерам на время карантина, — добавила директор «Дома с маяком».

Сотрудники Кунцевского интерната в Москве начали забирать воспитанников домой, а самых тяжелых детей, которых обычно никто не забирает, предложили взять на время пандемии няни хосписа. Глава фонда не исключает, что за месяцы, проведенные в семье, у детей сложатся отношения с опекунами, которые будут продолжаться и после окончания эпидемии, а кто-то из них может остаться в семье.

Фото: РИА Новости/Артем Житенев

— Наша няня Лиля взяла к себе 19-летнюю Лизу из интерната, у Лизы нет ног и у нее стоит мочевой катетер. А Лиля как раз учится на медсестру и умеет с этим обращаться, поэтому у них всё удачно сошлось: они приятно проводят время вместе. 18-летнего Рому взяла няня хосписа Диана. Он не может говорить, но Диана старается включать его в процесс готовки: дает ему подержать морковку, картошку. Видно, что ему это всё очень интересно. Сейчас Диана хочет научить его общаться с помощью планшета. Артема взяла няня хосписа Наташа. В ее семье много своих детей и они все подружились и вместе играют. У Артема трахеостома, но Наташу это не сильно пугает, потому что она умеет с этим работать, — рассказала Мониава.

Несмотря на то что нахождение ребенка в семье полностью не исключает рисков заболеть, срочная эвакуация паллиативных детей из интернатов действительно может спасти жизни.

— В семье у ребенка меньше шансов заболеть, но исключить их полностью нельзя. Если ребенок заболеет, нужно будет его лечить, у хосписа есть врачи, которые закреплены за каждым из детей, которых мы взяли, — добавила глава «Дома с маяком».

Те, кто остался

Для детей, оставшихся в социальных учреждениях, коммуникация с людьми из внешнего мира ограничена, а устойчивые связи остаются только между конкретным ребенком и волонтером, который с ним общался или работал, рассказал «Известиям» правозащитник, директор социального центра Святителя Тихона Александр Гезалов.

До карантина у многих приезжающих в детские дома-интернаты была задача развлечь, увлечь и убежать. Сейчас эти набеги прекращены, а коммуникации остались только у тех, кто был вовлечен в жизнь конкретного ребенка. Например, вел наставнические программы и помогал в образовательных циклах. В целом то добровольчество, которое существовало раньше, было неэффективным и до карантина, а сейчас оно вообще потеряло смысл. Мало кто был личностно ориентирован в работе с детьми, — отмечает Гезалов.

По его словам, коронавирус, с одной стороны, ограничил доступ в детские дома, но с другой, показал неэффективность добровольчества в формате разовых поездок к детям. Дети ценят участие и наличие значимого взрослого, а к постоянным поездкам незнакомых людей с подарками и развлекательными программами относятся как к чему-то будничному.

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

— Работая с детскими домами и предлагая им контент по подготовке к самостоятельной жизни, я замечаю, что дети заинтересованы в этом, потому что у них не хватает образовательных ресурсов, внешних агентов. Возможно НКО и фонды должны перестроиться и предлагать детям дистанционные образовательные и развлекательные форматы, — добавил глава социального центра.

Наибольшие трудности, по его словам, возникнут у детей, которые попали в детский дом недавно. В связи с переходом на особый режим в детских домах и интернатах уже участились случаи побега детей, рассказал Гезалов. Эти ограничения некоторые дети воспринимают как вызов.

— В первую очередь бегут к родителям, помимо этого, есть те, кто бегает постоянно, так называемые бродяжки. Когда в детдоме кого-то ограничивают, они на это ограничение реагируют как на вызов, который нужно преодолеть. Другой момент, что они не совсем понимают, что после побега в учреждение их уже не вернут и они будут находиться на карантине в другом социальном учреждении. И это для них травматично, потому что это другая среда, другие люди, — уточняет Гезалов.

Чтобы помочь детям-сиротам наладить связь с внешним миром и более активно включаться в дистанционные форматы обучения, нужна помощь со стороны провайдеров и поставщиков связи. Пригласить тренеров или специалистов по новым дисциплинам в текущих условиях невозможно.

— Дети сейчас целыми днями сидят у телевизоров. Я боюсь, что наступят последствия, связанные с ранними беременностями, потому что проблема и так существовала в учреждениях, а в условиях изоляции она усугубится. Персонал тоже находится в очень непростой ситуации, потому что они находятся с детьми без передышки, — резюмировал Гезалов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как в России из-за коронавируса передают детей из детдомов в семьи | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

«Когда я его увидела, то сразу поняла — мне подходит это ребенок. По улыбке, по глазам видно, что парень хороший», — рассказывает Мария Родюшкина и сама улыбается. Этой зимой она стала наставником для 13-летнего Ильи, который живет в детском доме в подмосковном городе Железнодорожный. Мама Ильи сидит в тюрьме, а дедушка взять его к себе не решается.

Мария навещала Илью, созванивалась с ним, он приходил в ее семью в гости и проводил выходные. Всего у Марии и ее мужа трое своих детей и еще один приемный. И Илья тоже вот уже месяц живет с ними. Днем делает уроки, вечером смотрит вместе со всеми кино или играет в русское лото — «еще дореволюционное, у которого бочонки такие старинные».

Илья говорит, что хочет отметить в семье свой день рождения — это в июне. И шутит, что хорошо бы остаться и до 2024 года — тогда ему исполнится 18 лет. Но мальчик знает, что пока семья взяла его на время. «Я за Ильей приехала в тот же день, как только сказали, что можно забрать его домой», — делится Мария. Разрешили из-за коронавируса.

Детей в России начали передавать из детдомов в семьи

Три министерства — здравоохранения, просвещения и труда, а также Роспотребнадзор в начале апреля из-за распространения коронавируса выступили с письмом: они рекомендовали на время передать детей из детских домов родственникам или тем, с кем у них сложились «устойчивые личные отношения».

Дети в одном из социально-реабилитационных центров Москвы

И детей действительно стали забирать в семьи. Так, в Московской области из 411 детей, которые живут в детдомах, в семьи сейчас взяли 268, сообщил DW руководитель портала «Усыновите.ру» Армен Попов. Детей передают родственникам, волонтерам, самим воспитателям детских домов. По словам Попова, в Москве работа тоже очень активно ведется, «это идет и по России».

По России пока есть только два заметных примера. В Белгородской области полностью закрывают три детских социально-реабилитационных центра: всех 95 детей, которые там жили, к себе домой взяли работники этих учреждений. А еще до заявления министерств опустел детский дом №8 в карельском городе Олонец. Все 44 воспитанника сейчас в семьях: трое — у своих родственников, остальные — у воспитателей. Двух подростков взяла к себе директор детского дома Татьяна Васильева.

«Оказалось, все это несложно, сейчас со всеми работает психолог, мы проводим анкетирование, спрашиваем у всех, как им живется», — рассказала DW Васильева. «Сделали обычное дело, а какая шумиха поднялась, каких журналистов у нас только не было, — добавляет она, — но дети наши горды, и взрослые тоже». Васильевой, по ее словам, звонили коллеги из Кировска, Тольятти, из Ямало-Ненецкого округа — интересовались опытом.

Детские дома закрыли на карантин

Письмо министерств — просто рекомендация, в регионах его исполнять фактически не стали, считает руководитель направления «Просвещение» благотворительного фонда «Арифметика добра» Диана Машкова, у которой трое приемных детей. По ее словам, все зависит от конкретного детского дома: «Если директор заинтересован отдать детей в семьи, то ищут способы это сделать, а если нет — то никто и не шевелится». В основном в регионах детские дома просто закрыли на карантин: не пускают ни родственников, ни волонтеров, передавать ничего нельзя, устройство в семьи приостановлено.

Армен Попов

Благотворительные фонды после письма министерств обратились к ним со своими предложениями: например, дать твердые указания и конкретную схему исполнения. Этого не произошло. Детей везде передают по-разному: оформляется это как предварительная опека, гостевой режим или семейно-воспитательная группа.

Некоторые приемные семьи были бы готовы взять на время еще двоих-троих детей, но для этого органы опеки требуют от них медицинское заключение. Оформить его сейчас из-за карантина фактически невозможно. «Если в этой семье уже есть приемные дети, и она у органов опеки на хорошем счету, то можно на два месяца закрыть глаза на эту справку. Это помогло бы еще большему количеству детей», — поясняет Армен Попов. По его мнению, не в каждом случае сейчас имеет смысл временно передавать детей в семьи, ситуация во всех детских домах и регионах разная: «Но я надеюсь, что везде будет работать здравый смысл, а не присущее многим чиновникам желание все запретить и закрыть или, наоборот, срочно всех детей кому-то раздать».

В России появляются профессиональные родители?

В учреждениях для детей-сирот и детей, которые остались без попечения родителей, в России живут около 70 тысяч человек. Механизм такой: ребенок, например, изымается из семьи, попадает в больницу, а следом в детский дом. «Учреждение можно хоть из золота построить, но ребенку там лучше не станет. За шесть месяцев в детском доме у него уже возникает задержка в развитии, куча расстройств — потом это нужно годами лечить», — указывает Машкова. По ее словам, такая система калечит ребенка, которому нужна семья.

Семья Машковых, в которой трое приемных детей

Альтернативой схеме «больница — детский дом» является устройство детей на время в так называемые профессиональные семьи. Этот термин законодательно не закреплен, но пул таких ресурсно подготовленных семей в России, пусть пока и небольшой, уже есть. Может ли последняя рекомендация министерств привести к тому, что таких родителей станет больше, и дети будут жить не в детдомах, а в семьях? «У меня сохранялись такие иллюзии, но все тихо-тихо стало сходить на нет. У нас в детских домах около 100 тысяч сотрудников, и они держатся за эти места, и сама система привыкла так работать», — отмечает Машкова.

По словам Попова, профессиональные семьи — давно назревшая в России идея, которую следует узаконить. Речь идет о специально подготовленных родителях, которые могли бы временно принимать ребенка, оказавшегося в кризисной ситуации: «Это особые категории семей с профессиональными навыками и сильными установками, которые всегда готовы держать дверь открытой для детей, которым помощь нужна прямо сейчас». Такие родители должны постоянно повышать свою квалификацию, это не может быть основано только на добром сердце и желании чиновников побыстрее решить проблему, предупреждает эксперт.

«Сейчас просто думают о том, как помочь детям, а после коронавируса нужно осмыслить этот опыт. И если он будет удачным, то мы сможем говорить: «Помните, в 2020 году мы кинули клич, пришли профессиональные семьи и прекрасно справились», — говорит он. В другую семью попасть для ребенка — тоже стресс, признает Попов, и подчеркивает: «Но это лучше, чем детский дом».

«Нам будет стыдно его возвращать»

За это время у многих семей, которые взяли детей на время, сложатся с ними близкие отношения, уверен Попов: «Многим не захочется возвращать детей, и они останутся дома».

Ни Марии Родюшкиной, ни ее мужу, ни детям возвращать Илью в детский дом действительно не хочется: «Мне после такого тесного общения сложно взять одного из детей и отвести назад — как в тюрьму. Но мне физически некуда ребенка деть». Сейчас Илья спит в гостиной на диване — это проходная комната. «Долго так жить взрослеющему молодому человеку некомфортно, — продолжает Мария. — Нам всем будет стыдно его возвращать. Я не могу отдать ребенка. И оставить не могу». Женщина честно объяснила Илье сложившуюся ситуацию, он продолжает надеяться.

«Но вы не думайте, что мы все время сидим и грустим, — осекается она. — Вместе готовить, конечно, не наша тема, но мы в игры играем, болтаем». Мария обдумывает разные варианты возможного переезда в квартиру побольше: «Пока ничего не получается, нужно у кого-то брать в долг. Мой старший ребенок учится в выпускном классе, вдруг он не поступит на бюджетное отделение? У меня пятеро детей, а сейчас кризис». Пятым она называет Илью.

Смотрите также:

  • Коронавирус пришел в Россию

    Стремительный рост числа заболевших

    Первые случаи заражения коронавирусом в России были зафиксированы в конце января 2020 года. С тех пор их число, по официальным данным, какое-то время росло сравнительно низкими темпами. Однако начиная с 6 апреля количество новых заболевших в РФ начало ежедневно увеличиваться как минимум на 1000 человек. Прирост за сутки с 15 по 16 апреля составил 3448 случаев.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Тестирование на коронавирус

    По данным оперативного штаба по борьбе с коронавирусом, к 16 апреля в стране было проведено 1,61 млн тестов на COVID-19 и выявлено почти 28 тысяч заболевших. Сейчас в РФ зарегистрировано больше 10 видов тестов разной чувствительности от разных производителей. Ждать результата теста на коронавирус приходится от одного до пяти дней, а точность применяемых в РФ тестов составляет 80-90 процентов.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Эвакуация россиян из Уханя

    5 февраля 2020 года Россия эвакуировала 128 своих граждан из китайского города Уханя, ставшего эпицентром распространения коронавирусной инфекции. Вместе с ними в Тюмень, вблизи которой располагается санаторий «Градостроитель», где вернувшиеся из Китая провели 14 дней на карантине, прибыли 16 граждан СНГ. На фото врачи в защитных костюмах встречают пассажиров этого рейса в аэропорту Тюмени.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Возвращение в Россию во время пандемии

    6 апреля 2020 года после временной приостановки авиасообщения с другими странами «Росавиация» возобновила рейсы по доставке домой россиян, оказавшихся во время пандемии COVID-19 за границей. Граждан РФ вывозили из США, Японии, Италии, Киргизии, Бангладеша, Черногории, Индии и некоторых других стран. Для россиян с неиспользованными билетами иностранных авиакомпаний перелет был платным.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Визит Путина в больницу в Коммунарке

    24 марта 2020 года президент России Владимир Путин посетил инфекционную больницу в Коммунарке, где лечат пациентов с коронавирусом. Как заявил позже его пресс-секретарь Дмитрий Песков, Путин отправился туда неожиданно, «без подготовки вообще». Яркий желтый цвет его защитного костюма врачи позже объяснили тем, что он подошел по размеру.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Президент на удаленке

    Во время визита в инфекционную больницу для пациентов с коронавирусом в Коммунарке Владимир Путин общался с ее главврачом Денисом Проценко, у которого впоследствии был выявлен коронавирус. После этого президент России перешел на удаленный режим работы и стал соблюдать «социальную дистанцию». 15 апреля Проценко написал в Facebook, что победил коронавирус и возвращается к полноценной работе.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Режим самоизоляции

    Чтобы замедлить скорость распространения коронавируса, 30 марта 2020 года в России для всех граждан был введен режим самоизоляции. Выходить из квартиры можно только в магазин за продуктами, в аптеку, вынести мусор или выгулять собаку (на расстоянии не более ста метров от дома). Ездить на работу разрешается, если есть справка от работодателя. Нарушения караются штрафами и административным арестом.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Въезд в Москву по пропускам

    Одной из мер, направленных на борьбу с коронавирусом в Москве, стало введение с 15 апреля 2020 года электронных пропусков для въезда в столицу. В первый день работы пропускной системы на подъездах к городу образовались пробки, а на станциях метро — огромные очереди. Глава пресс-службы Кремля Дмитрий Песков назвал причиной этих неудобств «недисциплинированность» людей.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Общественный транспорт

    Из-за пандемии коронавируса количество пассажиров общественного транспорта в Москве и Санкт-Петербурге заметно уменьшилось. Чтобы сократить риск заражения коронавирусом, поручни вагонов метро регулярно протирают дезинфицирующим раствором.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Верующие в храмах

    Несмотря на пандемию коронавируса, многие верующие в России не отказались от посещения храмов. 10 апреля РПЦ призвала православных христиан в праздник Воскресения Господня и весь пасхальный период, продолжающийся 40 дней, молиться дома. Решение о применении этих рекомендаций, однако, должны принимать епархиальные архиереи с учетом санитарно-эпидемиологической обстановки в каждом регионе.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Рекордный спрос на гречку

    В условиях пандемии коронавируса многие россияне начали спешно закупать продукты долгого хранения, в первую очередь — макароны, консервы и гречку, являющуюся в стране излюбленным национальным блюдом. Кроме того, из-за коронавируса взлетел спрос на чеснок и имбирь, которые считаются в России народными средствами для укрепления иммунитета.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Малый бизнес на грани выживания

    Из-за коронавируса малый и средний бизнес в РФ, как и по всему миру, несет огромные убытки. В условиях пандемии 25 марта Владимир Путин объявил, что компаниям дадут отсрочку на полгода по кредитам и по всем налогам, кроме НДС. Во второй пакет помощи, представленный Путиным 15 апреля, входят финпомощь на зарплаты сотрудникам, а также льготные кредиты на пополнение оборотных средств.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Дефицит аппаратов ИВЛ

    Аппараты ИВЛ играют решающую роль в спасении пациентов с тяжелой формой COVID-19. 7 апреля министр промышленности РФ Денис Мантуров на совещании с Владимиром Путиным заявил, что они являются в стране «очень дефицитной позицией», но объем их производства наращивается. Неделей ранее Госдеп сообщил, что Россия продала США партию ИВЛ и другого медоборудования, необходимого для борьбы с коронавирусом.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Больница в деревне Голохвастово

    После вспышки коронавируса в Китае в провинции Хубэй за 10 дней была построена новая больница для пациентов с этим диагнозом. В России в середине марта тоже начали строить больницу для пациентов с COVID-19 — в деревне Голохвастово, расположенной в Троицком административном округе Москвы. Планируется, что объект будет сдан уже в мае.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Работа над вакциной

    Ученые в России, как и по всему миру, ведут активную работу по исследованию коронавируса и разработке вакцины против него. По данным министра здравоохранения РФ Михаила Мурашко, соответствующие исследования проводятся в стране в семи научных центрах. По словам министра, в ближайшее время должны начаться клинические испытания первых российских вакцин-кандидатов.

    Автор: Елена Гункель

Хочу в семью

Ежегодно в Балаковском муниципальном районе выявляется более 70 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 60% детей устраиваются под опеку в семьи родственников, остальные помещаются под надзор в государственные организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

По состоянию на 25 сентября 2015 года 33 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находятся в Центре психолого-педагогического и медико-социального сопровождения детей города Балаково (бывший детский дом № 4 г.Балаково) и желают обрести семью, близких людей.

Если Вы:

-любите детей, но пока их у Вас нет;

— проводили своих детей во взрослую жизнь, и Ваш дом опустел без детского смеха;

— счастливы, растите детей, но хотите увеличить семью и чувствуете в себе силы воспитать еще одного ребенка;

— считаете, что мы живем ради счастья детей;

— не согласны с тем, что проблема детей-сирот – это дело государства;

— верите, что человек способен изменить жизнь хотя бы одного обездоленного ребенка, взяв его в семью;

— можете стать ребенку старшим другом и подарить ему счастливое детство,

тогда:

— посмотрите фотографии детей, желающих обрести свою семью. Возможно, кто-то из этих детей станет вам родным.

Гражданам, выразившим желание стать усыновителем, установить опеку (попечительство) в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, организовать приемную семью необходимо обращаться в отдел  опеки и попечительства администрации Балаковского муниципального района по адресу: г.Балаково, ул. 30 лет Победы, д. 9 б.

График приема граждан:

понедельник – с 13.00ч. до 17.00ч.

вторник – с 13.00ч. до 17.00ч.

четверг – с 8.00ч. до 12.00ч.

«Центр психолого-педагогического и медико-социального сопровождения детей города Балаково»


Александр Б.

По характеру Александр дружелюбный, отзывчивый ребенок. Подвижный, интересуется всем окружающим миром. Он всем всегда предлагает свою помощь. Любит порядок в комнате, постоянно за ним следит.Проявляет интерес к физкультуре. Любит заниматься настольными играми: конструктор, пазлы. С удовольствием посещает бассейн, Ледовый дворец. Ему нравится слушать сказки, комиксы и смотреть их по телевизору. Навыки самообслуживания и санитарно – гигиеническими навыки сформированы у Александра по возрасту. Владеет, он нуждается  в поддержке со стороны взрослых.


Артём Н.

Артем — светловолосый мальчуган с доброй улыбкой. Он очень старательный, работает равномерно, не торопясь, всегда доводит начатое дело до конца.  Артем аккуратный, следит за своим внешним видом. Со сверстниками он дружен, часто является лидером игры. Очень любит строительные игры. Собирая конструктор, творчески создает постройку. Его мечта быть строителем и строить красивые дома. Артем очень трудолюбивый, любит помогать взрослым и сверстникам. Он артистичен, всегда принимает участие в праздниках: читает стихи, поет песни. Артем желает поскорее найти маму и папу и жить с ними вместе.

Арсен М.

Он всегда аккуратен, очень следит за своим внешним видом, любит красивую одежду. Мальчик любит играть в машинки, строить гаражи, а также — проводить опыты, экспериментировать. Мечтает стать полицейским. Арсен любит читать стихотворения на праздниках, петь песни, танцевать. Всегда помогает взрослым навести порядок в комнате. С друзьями играет дружно. Хочет жить в семье с мамой и папой, но вместе со своими братьями.


Вячеслав П.

Мальчик подвижный, любознательный. Наш «огонек»- до всего ему есть дело, всегда в центре всех событий. Любит играть с машинками, собирать пазлы, конструктор «Лего», играть в сюжетно-ролевые игры, особенно в больницу, лечить своих друзей. Добрый, очень отзывчивый, ласковый. Всегда помогает взрослым и сверстникам. Любит смотреть мультфильмы. Со сверстниками дружелюбен. На занятиях усидчив, заинтересован. Любит рассматривать картинки в  книгах, слушает внимательно сказки. Принимает активное участие в театрализованных представлениях. С удовольствием рассказывает и учит новые стихотворения. Когда вырастет, хочет стать шофером и быть водителем автобуса.


Даниил Б.

Данила воспитанный и способный ребёнок. Ему 9 лет, он учится во 2 классе. Очень бережно относится к своим учебникам и тетрадям. Тщательно выполняет домашнее задание. Аккуратен, исполнителен. Для воспитателя он является ответственным помощником. Любые поручения выполняет качественно и с удовольствием. Данила очень дисциплинированный ребёнок. Слушается и уважает старших. Ему нравится играть с детьми младшего возраста, выступая в роли их наставника. Данила – творческий человечек. Выступая на концертах, он любит читать стихи, хорошо танцует. Данила увлекается катанием на коньках, посещает секцию футбола, делает первые шаги в шахматном кружке.


Даша Г.

По характеру Даша веселая, добрая и отзывчивая девочка. Обучается во 2 классе  ГБУ СО «Школа- интернат по АОП г.Балаково».Учебный процесс дается девочке трудно. Даша читает только по слогам, не всегда может пересказать прочитанное. Навыки самообслуживания развиты, но нужен постоянный контроль всех действий девочки. Любимое увлечение воспитанницы — собирание пазлов. С большим интересом  играет в сюжетно-ролевые игры. Активно принимает участие во всех общественных мероприятиях группы и  Центра. Добросовестно выполняет все поручения взрослых.  В этом году Дашу выбрали ответственной  по уходу за  комнатными растениями. Девочка с удовольствием ухаживает за цветами, поливает их.


Валерия М.

Валерия в общении с детьми доброжелательна и отзывчива. Старается дружить с ровесницами Центра, на контакт идет со всеми.Лера легко ранимый ребенок, болезненно переживает  хочет, чтобы все дружили с ней, а между собой нет.Валерия обучается в 9-ом классе. Девочка показала свои умственные способности как средние.  Домашние задания выполняет, но нужен постоянный контроль. Охотно принимает участие в общественной жизни Центра, участвует в хореографических  и спортивных номерах. Валерии нравится, чтобы ее постоянно хвалили. Поручения воспитателей старается выполнять. Сотрудникам Центра не грубит, держит дистанцию. Трудовые и культурно-гигиенические навыки сформированы соответственно возрасту.

Мария Ш.

Мария общительная, может оказать помощь, при достижении своей цели отстаивает своё мнение.В общении с детьми и взрослыми и ведет себя адекватно.

Мария обучается в 8 классе. Школьная мотивация и познавательный интерес на среднем уровне. Программный материал усваивает, но нужен постоянный контроль педагогов. Имеет богатый словарный запас, обладает хорошей памятью. Домашнее задание старается выполнять сама, по необходимостиобращается за помощью к взрослым. Трудовые и культурно-гигиенические навыки сформированы, следит за своей внешностью, старается быть аккуратной. Маша посещает кружки и участвует в мероприятиях Центра. Свободное время любит проводить с книгами.

Валерий П.

Валера в общении доброжелателен и отзывчив, с детьми поддерживает хорошие отношения. Обладает уравновешенным характером, но не всегда сдержан, порой не умеет справиться со своими эмоциями. Застенчив, старателен, трудолюбив, аккуратен. На замечания реагирует адекватно. Увлекается спортом. Принимает участие в мероприятиях, соревнованиях Центра и за его пределами. Все поручения по группе выполняет добросовестно. Валера обучается в 8 классе МАОУ СОШ № 25 г. Балаково. Школьная мотивация  средняя.  Домашние задания выполняет с помощью воспитателя. Увлекается историей, литературой. Трудовые и культурно-гигиенические навыки сформированы соответственно возрасту.

«Жизнь в детском доме — взгляд изнутри»

/по материалам статьи Людмилы Петрановской — психолога, автора книги «К нам пришел приёмный ребенок»/

Есть такие обывательские представления, что детям в детском учреждении одиноко, грустно и не хватает общения. И вот стоит нам начать ходить туда, мы устроим детям общение, и их жизнь станет более радостной. Когда же люди действительно начинают посещать детский дом, они видят, что проблемы у детей гораздо более глубокие и порой даже пугающие. Кто-то перестает ходить, кто-то продолжает, пытаясь изменить ситуацию, кто-то понимает, что для него единственно возможный выход – хотя бы одного ребенка забрать из этой системы.

В регионах еще можно встретить детские дома, где дети не ухожены, не лечены и так далее. В Москве подобного учреждения не найдешь. Но если мы посмотрим на детей из детских домов, благополучных в материальном плане, то увидим, что они отличаются от «домашних» по восприятию, по реакции на ситуации и так далее.

Понятно, что и детские учреждения могут быть разными: детский дом на 30 детей, откуда дети ходят в обычную школу, отличается от «монстров» на 300 человек.

У детей, попавших в детские дома, есть прошлые травмы, непростой собственный опыт. И вот с этими травмами они попадают не в реабилитирующие, а наоборот, стрессовые условия. Некоторые из этих стрессовых условий:

1. «Диктат безопасности»

За последнее время многое изменилось, детские дома стали более оборудованными, но вместе с тем идет наступление «занормированности», диктат безопасности, «власть санэпидемстанции». «Вредными» объявляются мягкие игрушки, цветы на окнах и так далее. Но все-таки жить по-человечески хочется, и вот у ребенка появляется плюшевый мишка, с которым он спит, окна начинают украшать цветы. Перед проверками все эти запретные вещи прячутся в некоторых детских домах.

Очень сильно сократились у детей возможности заниматься чем-либо хозяйственно-полезным (опять же под лозунгом безопасности). Уже почти нет в детских домах мастерских, приусадебных участков, детям не разрешается участвовать в приготовлении пищи и так далее. То есть намечается тенденция «обматывания детей ватой» со всех сторон. Понятно, что в «большую жизнь» они выйдут полностью к этой жизни не готовые.

2. «Режимная жизнь»

Дети в детском учреждении находятся в постоянной стрессовой ситуации. Вот если нас, взрослых, отправить в санаторий советского типа, где в палате – 6 человек, где в 7 часов утра – обязательный подъем, в 7.30 – зарядка, в 8 часов – обязательный завтрак и сказать, что это не на 21 день, а навсегда – мы же с ума сойдем. Из любых, даже самых хороших условий мы хотим попасть домой, где едим, когда хотим, отдыхаем, как хотим.

 А дети в таких стрессово–режимных условиях находятся всегда. Вся жизнь подчинена режиму. Ребенок не может подстроить свой день под свое самочувствие, настроение. У него невеселые мысли? Все равно следует пойти на общее развлекательное мероприятие. Он не может прилечь днем, потому что в спальню чаще всего не пускают.

Он не может «пожевать» что-то между приемами пищи, как это делают дети дома, потому что во многих учреждениях еду из столовой выносить нельзя. Отсюда – «психологический голод» — когда дети даже из самых благополучный детских домов со сбалансированным пятиразовым питанием, попадая в семью, начинают беспрерывно и жадно есть.

Кстати, в некоторых учреждениях пытаются решить это вопрос так: сушат сухарики и позволяют детям их брать с собой из столовой. Мелочь? Но ребенку важно поесть в тот момент, когда он захочет…

3. Ребенок не может распоряжаться собой в этом жестком распорядке. Он чувствует, что находится в резервации, «за забором».

4. Отсутствие личного пространства и нарушение личных границ.

Отсутствие дверей в туалетах, в душевых. Менять белье, совершать гигиенически процедуры даже подросткам приходится в присутствии других. Это стресс. Но жить, постоянно ощущая его, невозможно. И ребенок начинает отключать чувства. Дети постепенно учатся не испытывать стыда, стеснения.

Даже если в детском доме спальни на несколько человек, никому не придет в голову, что надо войти, постучавшись.

Понятие о личных границах у ребенка могут появиться, только если он видит, как эти границы соблюдаются. В семье это происходит постепенно.

Фото: www.bigpicture.ru

Сейчас сиротам в обществе уделяют много внимания. Но чаще помощь, которую люди стремятся оказать детским домам, пользы не приносит, а наоборот – нередко развращает. Внешне получается – лоск в детских домах, а внутри – все то же отсутствие личного пространства.

Нет смысла покупать в учреждение ковры и телевизоры, пока там нет туалетов с кабинками.

5. Изоляция детей от социума

Когда говорят, что детей из детских домов нужно вводить в социум, речь чаще идет об одностороннем порядке: сделать так, чтобы дети ходили в обычную школу, в обычные кружки и так далее. Но не только детям нужно выходить, важно, чтоб и социум приходил к ним. Чтобы они могли пригласить в гости одноклассников, чтобы в кружки, которые есть в детском доме могли приходить «домашние» дети из соседних домов, чтобы жители этих домов приглашались на концерты, которые проходят в детском доме.

Да, все это требует от сотрудников лишней ответственности. Но здесь важно расставить приоритеты: ради кого вы работаете – ради детей или начальства?

6. Неумение общаться с деньгами

Многие дети в детских домах до 15 — 16 лет не держали в руках денег и потому не умеют ими распоряжаться. Они не понимают, как устроен бюджет детского дома, с ними не принято это обсуждать. А ведь в семье со старшими детьми подобные вопросы обязательно обсуждаются.

Фото: www.vospitaj.com

7. Отсутствие свободы выбора и понятия ответственности

В семье ребенок всему этому учится постепенно. Сначала ему предлагают на выбор молоко или чай, потом спрашивают, какую выбрать в футболку. Потом родители дают ему денег, и он может пойти и купить понравившуюся футболку. В 16 лет он уже спокойно один ездит по городу, а иногда и дальше.

Ребенок в детском доме с этой точки зрения одинаков и в три года, и в 16 лет: система отвечает за него. И в 3 года, и в 16 лет он одинаково должен ложиться спать в 21. 00, не может пойти купить себе одежду и так далее.

Всем, кто работает с детьми в детских домах важно понять, что они имеют в виду: дети – это люди, которые потом вырастут и начнут жить жизнью нормальных взрослых; или дети – просто сфера ответственности до 18 лет, а что будет потом – уже не важно?

Странно ожидать, что у людей, у которых до 18 лет было 100% гарантий и 0% процентов свободы, вдруг в 18 лет вдруг, словно по мановению волшебной палочки, узнают, что значит отвечать за себя и за других, как распоряжаться собой, как делать выбор… Не готовя ребенка к жизни и ответственности, мы обрекаем его на гибель. Или намекаем, что во взрослом мире для него есть только одно место – «зона», где нет свободы, и нет ответственности.

8. Неверные представления о внешнем мире

Не вводим ли мы сами детей в заблуждение, делая так, что каждый выход в мир для них – праздник? Когда все носятся с ними, заняты ими. А еще по телевизору показываю этот мир, где как будто у каждого встречного – сумки дорогих марок, дорогие авто и мало забот…

Однажды психологи провели эксперимент и предложили детям из детских домов нарисовать свое будущее. Почти все нарисовали большой дом, в котором они будут жить, множество слуг, которые за ними ухаживают. А сами дети – ничего не делают, а только путешествуют.

Психологи сначала удивились, а потом поняли, что ведь дети так и живут: в большом доме, за ними ухаживает много людей, а сами они не заботятся о других, не знают, откуда берутся средства к существованию и так далее.

Поэтому, если вы берете ребенка домой на «гостевой режим», важно стараться вовлекать его в вашу повседневную жизнь, рассказывать о ней. Полезнее не в кафе ребенка сводить или в цирк, а к себе на работу. Можно обсуждать при нем семейные заботы: кредит, то, что соседи залили и так далее. Чтобы жизнь внешняя не представлялась ему сплошным цирком и Макдоналдсом.

Людмила Петрановская также отмечает, что волонтерам важно изменить тактику в отношениях с руководством детских домов и из таких просителей: «А можно мы поможем детям?» — стать партнерами, общаться на равных. Нужно говорить с ними не только о детях, но и о них самих, о возможных вариантах развития. И умные руководители будут прислушиваться, ведь им важно сохранить учреждение (рабочие места) на фоне того, что детские дома в том виде, в котором они существуют сейчас, обречены – может быть через 10 лет, может быть – через пятнадцать… Но сохранить можно, только реорганизовав, не пытаясь цепляться за старое.

Армения: Детские дома переполнены из-за коррупции?

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Шесть лет назад Армения пообещала, что тысячи детишек, по финансовым причинам вверенных заботам государственных детских домов, будут возвращены в свои биологические семьи или переданы в приемные семьи. Однако по состоянию на сегодняшний день для многих этих детей ситуация практически не изменилась.

Согласно исследованию детского фонда ООН, ЮНИСЕФ, у восьмидесяти процентов из 4 900 детишек, находящихся в 10 государственных детских домах Армении, а также 28 других государственных учреждений для детей из распавшихся семей, имеется по меньшей мере один из родителей. Дети содержатся в этих учреждениях по той простой причине, что у их семей нет средств на их воспитание.

В 2006 году власти Армении, при поддержке ЮНИСЕФ, запустили программу, побуждающую родителей забирать своих детей из государственных учреждений. Власти надеялись, что эта программа позволит закрыть часть детских домов или преобразовать их в структуры, где социальные работники смогут оказывать помощь как детям, так и их родителям.

За прошедшие шесть лет государству практически не удалось продвинуться в этом направлении. С 2006 года, по данным чиновников, дети были переданы лишь в 21 приемную семью. Привлекать к участию в программе новых опекунов мешает нехватка финансирования, добавляют должностные лица.

Одновременно с этим, по сообщению Государственной статистической службы республики, растет количество детей, содержащихся в детских домах. В 2011 году из государственных учреждений в родные семьи были возвращены лишь 56 детей, а пополнились детские дома 267 новыми ребятишками.

Вопрос к специалистам по охране детства прост: почему так сложно сократить количество детей в детских домах?

Некоторые эксперты утверждают, что процесс передачи детей в приемные семьи протекает столь неспешно из-за того, что детские дома республики предоставляют прибыльные возможности целому ряду сотрудников этих детских домов, а также государственных служащих, курирующих процесс снабжения этих учреждений.

В государственном бюджете на 2012 год на нужды детских домов было выделено 1,7 млрд драмов (около 4 млн долларов) – в дополнение к сторонним пожертвованиям. Как явствует из официальных отчетов, госучреждения тратят в год на одного ребенка по 1,6 млн драмов (около 3 930 долларов) – значительно больше той субсидии в 1,02 млн драмов (2,5 тыс. долларов), выделяемой семье опекунов на покрытие расходов по содержанию ребенка.

Проведенная в прошлом месяце госкомиссией по защите экономической конкуренции проверка выявила «серьезное нецелевое использование» выделяемого государственным учреждениям финансирования, главным образом при закупке продуктов питания, которые зачастую приобретаются по ценам, в два раза превышающим рыночные, отмечает председатель комиссии Артак Шабоян.

«Значительная часть выделяемых государством средств используется не по назначению», – утверждает он. Расследование продолжается.

Комментируя ситуацию для EurasiaNet.org, недавно назначенный министр труда и социальных вопросов Артем Асатрян отметил, что министерство, курирующее работу детских домов, намерено вплотную заняться этим вопросом. «В каждой сфере возможно нецелевое использование средств, и наша основная задача сейчас состоит в том, чтобы сократить количество таких фактов и обеспечить, чтобы бюджетные средства использовались по назначению», – сказал чиновник.

По мнению бывшего депутата НС Анаит Бахшян – представительницы оппозиции, долгое время выступающей за реформирование системы детских домов Армении, – нынешняя ситуация изменится лишь тогда, «когда будет искоренена коррупция».

«Программа деинституционализации детских домов не будет реализована до тех пор, пока детские учреждения будут финансироваться по количественному принципу, т.е. пока директора будут заинтересованы в том, чтобы в их учреждениях содержалось больше детей, чтобы получать на них больше денег [от государства]», – говорит она.

«Детские дома – это бизнес, а свой бизнес терять никто не хочет», – добавляет Анаит Бахшян.

Представители властей отказались ответить на эти утверждения.

На взгляд замминистра труда и социальных вопросов Филарета Берикяна, «Армения добилась большого прогресса» в деле передачи детей обратно в биологические семьи. «Программа деинституционализации детских домов является для нас приоритетной, и мы добились в ней определенных успехов, – утверждает он. – Нужно просто захотеть увидеть и признать эти достижения».

Противореча официальным данным, Берикян гневно настаивал, что количество детей из неблагополучных семей, содержащихся в детских домах, снизилось. В конкретику он не вдавался.

Сотрудник же ЮНИСЕФ Эдуард Исраелян с таким утверждением не согласен, полагая, что в сравнении с северным соседом республики, Грузией, «прогресс» Армении является ничтожным.

Некогда Грузия находилась «в такой же ситуации, что и Армения», рассказывает он, но сегодня там в приемных семьях проживает порядка 800 грузинских детишек, что экономит грузинской казне около 3,5 млн долларов в год в виде расходов на содержание детей. Помимо всего прочего, для детей, не подлежащих передаче в приемные семьи или возвращению в биологические семьи, созданы дома для небольших групп детей.

В Армении подобных учреждений не существует. «Даже если мы оставим в стороне право ребенка на проживание в семье и важность такого права, с чисто финансовой точки зрения государству было бы выгоднее финансировать опекунские семьи, нежели детские учреждения, – полагает Эдуард Исраелян. – Но мы не наблюдаем политической воли, необходимой для перехода на этот новый формат».

Воли, чтобы заняться имеющими место в государственных детских домах злоупотреблениями также, судя по всему, не слишком много, отмечают представители группы по мониторингу работы детских учреждений, созданной Фондом «Открытое Общество»-Армения. Как стало известно данной организации, правительство информировано о случаях жестокого обращения с детьми в четырех детских учреждениях, а также случаях привлечения детей к работе на сторонних стройках и сельхозобъектах.

«Основываясь на различных исследованиях и данных мониторинга, я ни на секунду не думаю, что путем обучения персонала этих учреждений можно изменить их отношение к вверенным их попечению детям», – говорит замдиректора программ Фонда «Открытое Общество» – Армения Давид Амирян.

[Фонд «Открытое Общество»-Армения является частью сети Фондов Сороса. EurasiaNet.org функционирует под эгидой нью-йоркского фонда «Открытое Общество», являющегося составной частью этой сети].

Давид Амирян полагает, что детские учреждения Армении нельзя «просто реформировать», здесь требуются «радикальные решения». Некоторые же представители властей, курирующие работу детских домов Армении, признают наличие недостатков, но считают, что «этот вопрос форсировать не следует».

«Данный процесс требует серьезного изучения, – полагает начальник управления по проблемам семьи, женщин и детей министерства труда и социальных вопросов Лала Газарян. – Вопросы семьи зачастую пускают слишком глубокие корни, и форсировать их решение может быть опасным» для детей.

Эдуард Исраелян из ЮНИСЕФ разделяет мнение, что процесс реорганизации детских учреждений Армении «может занять десятилетие», но считает, что «нужно приступать к работе уже сейчас, имея на руках четкий стратегический план действий».

«К сожалению, такой план отсутствует, – отмечает он, – потому что отсутствует политическая воля».

Фотографии детей в детских домах и в их новых семьях

Глядя на их красивые и счастливые лица на фотографиях, трудно поверить, что когда-то все они жили в детских домах и считались «государственными» детьми, а попросту – ничьими. Трудно поверить, что когда-то они выглядели совсем по-другому …

….один разучился или вовсе не умел улыбаться, в глазах другого – отрешенность и совсем не детская тоска, а у третьей вместо симпатичных кудряшек – детдомовский ежик….

Посмотрите, какими они были, когда их впервые увидели приемные родители. Прошло совсем немного времени, и этих мальчишек и девчонок уже не узнать! Настоящее чудо…

Любаша. В Доме ребенка. 2005. «Художница». Спустя год.

Даня… В доме ребенка – испуганный взгляд и горькое одиночество… Через 5 месяцев – судите сами…

Алешка… В доме ребенка – грустный «гномик»…. Стал веселый мамин сын!

Маняшка. В ожидании мамы… Мамина принцесса.

Маруся. Прошел всего месяц.

Первая встреча… Спустя несколько месяцев… Спустя год.

Фото из «Личного дела»… и из семейного альбома.

Женя, одна из воспитанниц дома ребенка и лапочка-дочка

Фото из регионального банка данных и… «домашний мокрый ежик»

Катя-Катерина в родном доме и в подмосковном детском доме

Марусель: «Сравните сами!»

Прошло всего полгода…

Просто Мария… «За 9 месяцев дома – 14 сантиметров роста, полный рот зубов… и счастье… бесконечное!!!»

Казенная стрижка – в детском доме… роскошные кудри – дома

2 дня от роду – еще в больнице и через 9 месяцев, проведенных дома….

Ян: в 24 дня – пока «ничейный» малыш с глазами взрослого… а в 10 месяцев – мамина гордость!

Еще несколько дней назад Андрей был в детском доме… а полгода спустя в это уже не верится…

Олежек… Мамин и папин сын… В доме ребенка – маленький стеснительный малыш с грустными глазами…

Прошло чуть более полугода – веселый, добрый, любознательный мальчишка. Вырос на 16 см, в весе прибавил более 5 кг.

Настена… «В доме ребенка – слабый, тихонько попискивающий котенок… А дома, как по мановению волшебной палочки… выросла на 14 см, в весе прибавила более 3,5 кг»

Недоверчивый «маугли» в доме ребенка и… домашняя любимица

Дома в глазках, когда-то красных от слез, появился лукавый задорный блеск!

Никита: «Я ждал-ждал, и, наконец, за мной пришла мама! Так что сейчас я уже дома! »

Таким Димку впервые увидели будущие приемные родители и даже не думали, что через несколько месяцев… он станет их сыном…

Ирина: 1 год – фотография из больницы… 4 года – во дворе родительского дома

Ваня: крошечный настороженный малыш в Доме ребенка… и озорной непоседа – хохотун, всеобщий любимчик – дома!

«Глаза карие, волосы светло-рыжие, конопатый. Все воспитатели в один голос дают характеристику: «Замечательный, очень-очень добрый!» – так о Сереже было написано в базе департамента образования. Приемные родители не нарадуются на своего сына…

«Хрупкая, худенькая, беззащитная. Было заметно, что у малышки слабость….» – так когда-то рассказывали о Свете те, кто видел ее в доме ребенка. Узнали ли бы они ее сейчас в этой веселой смуглянке?

«Государственным» Платон был только первые полгода своей жизни. А в одиннадцать месяцев он – самое дорогое, что есть у мамы.

Первый день дома… 2 года и 6 месяцев… вот и 9 лет

«Она учится на одни «5″, победила в Московской математической олимпиаде. Перешла в третий класс, но по математике учится за шестой» – с гордостью рассказывает ее мама..

Мама Любы и Илюши: «Первые фото сделаны в марте 2006 года, такими мы увидели наших детей в интернете. Фото с дачи – спустя лишь два месяца! Фото внизу: прошел всего год (разве только год???), а такое ощущение, что дети были с нами всегда, только с их появлением и началась НАСТОЯЩАЯ жизнь…»

Мама Кристины: «Моя доченька, моя Кристюшка, просто великолепный ребенок. Я хочу на весь мир кричать, какая я счастливая, со всеми (даже посторонними) делиться своей радостью. Мой сын обожает сестренку, а она за ним по пятам ходит. Бабушка с дедушкой в восторге от внучки. Все друзья, знакомые, родственники задарили игрушками, нарядами. У меня нет слов, чтобы выразить мои эмоции. Я СЧАСТЛИВА!!!»

Мама Маруси: «От нас с мужем низкий поклон и благодарность вам за Марусю. Она замечательная, она самая-самая, она НАША!!! Все началось с того, что я увидела на вашем сайте ее фото, и мы с мужем начали очень быстро собирать документы. А она нас ждала все эти 2 годика и 1 месяц. Ждала и верила, что мы найдемся. СПАСИБО ВАМ! »

«Мишу мы забрали домой из подмосковного детского дома прямо под Новый год. Ему было 11 лет. Мишка с нами уже 8 месяцев, и мы счастливы. Он необыкновенный ребенок, заботливый старший брат, добрый, нежный и внимательный сын. Как хорошо, что теперь мы все вместе!»

Игорек. Дома взгляд перестал был тоскливым, глаза засияли, щеки налились румянцем, а вместо казенной стрижки «под ноль» – на макушке теперь задорный хохолок!

Из письма счастливого папы: «Наша доченька с нами всего 1,5 месяца, но как она изменилась! Братики очень любят ее, да и мы все тоже. У нас замечательная дочурка!»

Вика: «Посмотрите, вот такой я была в доме ребенка! Все время грустила…»

Ярослава. Строки из письма мамы: «Она отметила уже свой второй день рождения и один год дома. Знакомые смотрят, говорят, что в детских домах таких больше нет, там дети другие, но мы-то с вами знаем, что это – то самое «обыкновенное чудо»!

Мама Сони: «…сейчас у нас дома поселилась самая настоящая расцыганистая цыганка. У нее глаза – черные маслинки, и волосы такие черные, что они кажутся синими. Я в восторге от ее артистизма, легкости в общении с людьми. От ее обаяния, от какой-то непостижимой харизмы. Она замечательный ребенок. Замечательный!»

Мой сынище дома совсем недавно, немногим больше месяца, однако никого из домашних не покидает ощущение, что он с нами давным-давно, вот только совершенно не помню, как я его рожала 🙂

Этот малыш – наше солнышко, наша радость, маленький медвежонок, которого обожают все!

Сравните – фото из официального бюллетеня и через месяц, проведенный дома!

Из письма мамы: «Для вашей коллекции: на фотографиях наша Марина – в детском доме и спустя 2 года в новой семье».

Из письма мамы: «Я вам высылаю фото дочери. 15 ноября 2006 года я забрала ее из 22-го дома ребенка. Она весила 7 кг и была очень пугливой. Уже три недели спустя (второе фото) мы стали ходить, играть, а самое главное – улыбаться! Прошел целый год (правое фото), дочке исполнилось 2 года! Мы говорим, мы сильные и красивые, и нас трудно узнать! Как я всем благодарна,что у меня есть доченька!!!»

Из письма мамы: «Высылаю вам фотографии нашей Поленьки. Мы привезли ее домой, когда ей было 9 месяцев. На правом фото нашей малышке уже 2 года, она с нами год и три месяца – наше маленькое Чудо, чудесный маленький цветочек, который радует всех нас и делает счастливыми!».

Из письма: «Вот уже шесть месяцев мы вместе. Мы очень счастливы. Дети замечательные!».

Мама и папа Данилы: «А это Данилка – ваш «солнечный человечек»! Конечно, мы разрешаем разместить фото. Мы ни от кого не скрываем, что наш малыш усыновлен.
Через полгода, проведенные дома, Данила вырос на 9 см., научился говорить, занимается спортом. В доме ребенка не мог даже быстро ходить!»

«Здравствуйте, меня зовут Марина. Я очень хочу похвастаться своими малышастиками! Сашуля появился в нашей семье в 2005 году. Роднее человечка нет на свете! Не было… Пока в 2006 году не появился наш снусмумрик – доченька Кая. Теперь они «не разлей вода» – все делают вместе. Сашка плакал, когда мы попытались перевезти его сестричку в отдельную спальню. Отстоял свое, и теперь они живут в одной детской спальне – вместе – и счастливы. Я еле сдерживаю слезы, когда утром нахожу их мирно спящими – Сашина рука просунута через его кроватку к кроватке сестренки и крепко держит ее руку…»

Из письма мамы: «Первое фото – из личного дела в Доме ребенка («грустный зайка», Людочке 2 года), второе – из семейного альбома («Не принцесса – Королевна», нам 4 года)».

коз и газировка:

NPR

Общежитие в детском доме во Вьетнаме.

Годонг / Universal Images Group через Гетти


скрыть подпись

переключить подпись

Годонг / Universal Images Group через Гетти

Общежитие детского дома во Вьетнаме.

Годонг / Universal Images Group через Гетти

Растет глобальная кампания, которая может показаться суровой и бессердечной. Сообщение: не ходите в детские дома.

В прошлом году британское правительство обновило свои рекомендации по путешествиям, чтобы отговорить туристов от посещения или волонтерства в детских домах, заявив, что это может иметь «серьезные непредвиденные последствия». В апреле парламент Нидерландов провел дебаты о практике и ее связи с торговлей людьми.

И на октябрьской конференции для мировых лидеров, спонсируемой группой One Young World, автор Дж. Роулинг высказалась по этому поводу: «Несмотря на самые лучшие намерения, грустная правда заключается в том, что посещение детских домов и работа в них волонтером создают индустрию, которая отделяет детей от их семей и подвергает их риску пренебрежения и жестокого обращения».

По последним оценкам ЮНИСЕФ за 2017 год, по крайней мере 2,7 миллиона детей находятся в детских домах и специализированных учреждениях по уходу за детьми во всем мире.Фактическое число, вероятно, намного выше, говорит агентство, потому что многие страны не включают в свои учетные записи детей, живущих в частных учреждениях.

На протяжении десятилетий проведение времени в детских домах было популярным видом волонтерского туризма. Критики называют это «детским туризмом». Иногда это заранее запланированная поездка с полной неделей в учреждении, организованная организацией, церковью или туристическим агентством. В других случаях отдыхающий может выделить пару часов, чтобы посетить детский дом и поиграть с детьми.

Хотя нерегулируемый характер детского туризма означает, что нет достоверных данных о том, сколько добровольцев ежегодно принимает участие, эта практика достаточно широко распространена, что Великобритания и Австралия, а также США заняли публичную позицию.

Эти поездки могут принести много денег детским домам в виде сборов и пожертвований на местах. Кроме того, посетители часто убеждают своих близких и друзей сделать значительные пожертвования. Например, Организация поддержки детских домов (OSSO) имеет возможности волонтерства в Эквадоре и Таиланде с регистрационным взносом в 190 долларов, запрашиваемым пожертвованием в размере 100 долларов и еженедельным взносом в размере 695 долларов на покрытие расходов на проживание, транспортировку в детский дом и другие расходы.

По словам их основателя Рекса Хэда, большая часть этих сборов покрывает расходы на пребывание волонтера, а также расходы на проживание и дополнительные расходы для местного директора-волонтера. Любые остатки взносов отправляются в детский дом. Хед, который является врачом, говорит, что персонал его медицинской практики берет на себя другие административные обязанности OSSO, и что организация ежегодно жертвует детским домам дополнительно от 300 000 до 400 000 долларов в виде товаров и денежных средств из других источников финансирования.

Критики говорят, что у такого рода общественных работ и щедрости есть проблема.Согласно отчету Государственного департамента США о торговле людьми за 2018 год, из-за всех этих денег недобросовестные учреждения обещали еду, образование или лучшую жизнь для набора детей из семей в приюты. «Поиск детей», как в отчете называют вербовщиков, извлекают выгоду из беспокойства родителей по поводу бедности, конфликтов, стихийных бедствий и нехватки ресурсов для ребенка с ограниченными возможностями, чтобы убедить родителей отдать своих детей, которые затем используются для привлечения прибыльные международные пожертвования и волонтеры.

Согласно отчету «Спасем детей», опубликованному в 2009 году, во всем мире по крайней мере четыре из пяти детей, находящихся на попечении, имеют хотя бы одного живого родителя. (Оценка основана на опросах и исследованиях, проведенных государственными учреждениями и неправительственными организациями в семи странах, а также в Центральной и Восточной Европе и бывшем Советском Союзе, чтобы определить, есть ли у детей в детских учреждениях живы один или оба родителя.)

Отчет о торговле людьми. говорит, что некоторые учреждения принуждают детей исполнять традиционные танцы или общаться с посетителями, чтобы побудить их делать больше пожертвований.Кроме того, в отчете отмечается, что они иногда недоедают или не получают достаточной медицинской помощи, чтобы вызвать больше сочувствия — и денег от посетителей и жертвователей. Между вербовкой и принудительным трудом критики называют эту практику современным рабством. В 2018 году Австралия стала первой страной, которая ввела уголовную ответственность за вербовку детей в детские дома как форму рабства.

Более того, некоторые исследователи, изучающие благополучие детей, ставят под сомнение роль всех детских домов.

Конвенция Организации Объединенных Наций о правах ребенка провозглашает, что каждый ребенок имеет право расти в семейной среде, а в ее Рекомендациях по альтернативному уходу за детьми говорится, что институциональный уход должен быть временным «последним средством» для «кратчайшая возможная продолжительность.

Андреа Фрейдус, доцент кафедры антропологии Университета Северной Каролины в Шарлотте, говорит, что в своем обширном исследовании сирот и детских домов в южной части Африки она обнаружила, что расширенные семьи и социальные сети «очень устойчивы» в качестве альтернативы.

«[Сирот] просто не бросают, как думают люди на Западе, — говорит Фрейдус. — Если есть семейные сети, в которые эти дети готовы пойти, то зачем их помещать в учреждения? Мы не делаем этого в U.S. больше, и большинство [западных] европейских стран больше не делают этого, потому что мы знаем, что это вредно для детей ».

Многие исследования, проведенные на десятилетия назад, пришли к выводу, что дети, которые растут в учреждениях, имеют худшие результаты. Например, , в отчете ЮНИСЕФ за 2006 год цитируется исследование, проведенное в России, которое показало, что «каждый третий молодой человек, покидающий интернатные учреждения, становится бездомным, каждый пятый получает судимость и каждый десятый совершает самоубийство». Другие исследования указывают на рост показателей. психических заболеваний, физического и интеллектуального недоразвития, а также повышенного риска стать жертвой торговли людьми.

«Если вы действительно хотите помочь им, помогите их большим семьям позаботиться о них», — говорит Джеймс Кассага Аринаитве, генеральный директор и соучредитель Teach for Uganda и научный сотрудник Aspen Institute New Voices. Аринаитве воспитывала его бабушка после того, как его мать умерла от рака, а отец — от СПИДа.

Даже если у детей в учреждении есть положительный опыт работы с краткосрочным волонтером, есть потенциальный недостаток. Когда доброволец уходит, у ребенка может усилиться чувство покинутости и эмоционального стресса.В отчете Госдепартамента США о торговле людьми содержится предупреждение.

Но некоторые исследователи по-прежнему считают, что правильное групповое окружение может быть полезным. Кэтрин Веттен, профессор общественной политики герцога и директор Центра исследований политики в области здравоохранения и неравенства, является одной из них. С 2005 года она изучает группу из 3000 осиротевших и разлученных детей в Камбодже, Индии, Эфиопии, Кении и Танзании.

«Мы видим такой же континуум плохого и хорошего ухода в групповых домах, как и в семейных условиях», Веттен сказал NPR в прошлом году.«Кажется, что детям действительно нужна домашняя обстановка».

Бад Филбрук, генеральный директор и соучредитель Global Volunteers, организации, которая направляет волонтеров на краткосрочные контракты в различные проекты развития за рубежом, включая детский дом в Перу, считает «безответственным» осуждать все детские дома.

«С помощью широкой кисти сказать, что все детские дома каким-то образом негативно влияют на детей, проблематично», — говорит Филбрук. «В идеале мы хотим, чтобы дети были со своими родителями дома, но для этого необходимо, чтобы родители имели возможность [кормить] своих детей и обеспечивать их здоровье и образование.»

Основатель OSSO, Head, говорит, что за 24 года, которые он проработал с приютами, он определенно сталкивался с недобросовестными учреждениями, но он обеспокоен тем, что реакция на приюты приведет к тому, что дети попадут в неблагополучные семьи, в их собственные или в приемные семьи, без достаточного

«Хорошая патронатная семья лучше хорошего детского дома, но плохая патронатная семья — нет, — говорит Хед. — Самое важное для детей — это то, что их любят, а это может происходить в самых разных условиях.

Тем не менее, все больше групп предпочитают прекратить посещения детских домов. В сентябре Ассоциация британских туристических агентств в партнерстве с британской благотворительной организацией Hope and Homes for Children создала целевую группу, цель которой — отговорить туристов, правительства и туристических агентств от поддержки детского туризма. VSO, которая в 2016 году взяла на себя обязательство больше не отправлять волонтеров в детские дома, также помогла запустить в октябре «Глобальный стандарт волонтерской деятельности в целях развития». Организации могут использовать эти руководящие принципы для разработки возможностей ответственного волонтерства. возглавляемые местными сообществами, способствуют культурному обмену и привлекают людей с навыками, недоступными на местном уровне.

VSO надеется, что по мере того, как все больше организаций будут придерживаться «Глобального стандарта», сиротский туризм может быть искоренен.

«То, что это происходило десятилетиями, не означает, что это правильно», — говорит Хлоя Сеттер, старший советник по вопросам торговли людьми, современного рабства и волонтуризма в Lumos, организации по защите прав детей, основанной Роулинг в 2005 году. позор добровольцев из приюта, говорит она, но чтобы начать «ставить под сомнение и бросать вызов нашим собственным убеждениям».

Джоан Лу — внештатный журналист, освещающий глобальную бедность и неравенство.Ее работы публиковались в журналах Humanosphere, The Guardian, Global Washington и War is Boring. Следуйте за ней в Twitter: @joannelu

Этот фотограф выследил сирот через 23 года после того, как она впервые сделала их снимки

Эта статья впервые появилась на VICE Румыния.

Николае Чаушеску был первым и последним президентом Социалистической Республики Румыния. Хотя есть несколько историй о том, что Чаушеску был возлюбленным — давал людям дома, над которыми они трудились всю свою жизнь, и учил их добродетели терпения через искусство ожидания в очереди — можно с уверенностью называть его диктатором.

Некоторые из идей, которые Чаушеску претворял в жизнь для своей страны, разрушили несколько поколений, переживших его коммунистический режим. Одной из таких идей был Указ № 770, выпущенный в 1966 году и действовавший до 1989 года. Поскольку правительство хотело резкого роста рождаемости в Румынии, этот указ запрещал женщинам делать аборты. Сообщается, что после его вступления в силу около 10 000 женщин (неофициальное число) умерли из-за незаконных абортов. Это также привело к рождению около 2 миллионов детей, которые с тех пор известны как «Указ о поколении».«Некоторые из этих детей оказались в приютах.

В 1993 году фотограф Элизабет Бланшет посетила один из этих приютов. Она подружилась с его персоналом и детьми и поэтому регулярно возвращалась в Румынию. В 2006 году она решила поработать над проектом, в котором будут участвовать все дети, которых она встречала на протяжении многих лет. Она искала людей, которых фотографировала, когда они были маленькими, и пересмотрела их фотографии. Я поговорил с Бланше о том, что стало Сиротами Чаушеску, 20 лет спустя .

VICE: Как родилась идея вашего последнего проекта?
Элизабет Бланше: Мы с другом в 1990-х основали некоммерческую организацию под названием Action Orphelins. Мы всегда ходили в один и тот же детский дом в Попричанах, недалеко от Ясс. Мы ездили туда три или четыре раза в год с 1993 по 1998 год, чтобы попытаться улучшить условия жизни детей-сирот. Убери их спальни, исправь горячую воду и душ — все в таком роде. И мы платили людям, чтобы они пытались найти родственников детей в аналогичных учреждениях.В те годы я снял много портретов детей, в основном потому, что стал заботиться о них. Большинство этих фотографий были черно-белыми и сняты на пленку.

Затем, в 2006 году, я работал в Time Out, и мы с редакторами хотели сделать положительный материал о Румынии, которая готовилась к вступлению в Европейский Союз. Мы планировали подписаться на кого-то, кто приедет искать работу в Соединенном Королевстве. Я связался со своим другом Дэном, сиротой, который работал смотрителем в приюте Поприкани, и попросил его помочь мне найти персонажей.

Каким был Дэн снова?
Эмоциональный. Это было в декабре 2006 года, через семь или восемь лет после нашей последней встречи. Он показал мне словарь, который я принес ему много лет назад, но он все еще был у него. Эта встреча заставила меня задуматься о том, что случилось с остальными детьми, которых я встретил. Эти дети какое-то время были важной частью моей жизни. Вот как я решил выследить их и сфотографировать сейчас, уже взрослыми.

Как вы их нашли?
Что ж, Дэну за это нужно поблагодарить.Мы полагались на поиск от одного соединения к другому и распространение информации. Большинство из них поддерживали связь друг с другом на протяжении многих лет, так что это помогло.

Каким был ваш опыт пребывания в приюте?
Я приехал из такой привилегированной страны и был шокирован отсутствием привязанности, с которой приходилось мириться этим детям. Они спали в огромных грязных комнатах, от которых пахло мочой. Иногда троих из них заставляли спать в одной постели. Некоторые маленькие дети издевались над детьми старшего возраста в приюте.Было тяжело.

Что было в то время с румынскими учреждениями, такими как детские дома?
Все было довольно сложно, и реализовать какие-либо планы было очень сложно. Люди из разных организаций не сходились во взглядах, но и не вмешивались в чужие дела. Между детскими домами была большая конкуренция, потому что одни получали больше денег, чем другие. Трудно было сдвинуть дело с мертвой точки, потому что все было очень политизировано.

Какую реакцию вызвал ваш проект?
Рассказы тронули людей.Я думаю, что эта работа действительно может что-то значить для молодого поколения, которое, возможно, мало что знает о режиме Чаушеску и о том, сколько жизней он уничтожал. Он привлекает внимание к мании Чаушеску по поводу рождаемости и может помочь как иностранцам, так и румынам понять это очень темное прошлое.

Правила и кодекс поведения — Организация службы поддержки детских домов (OSSO)

Соглашение о конфиденциальности

Дети, которых OSSO обслуживает в детских домах, имеют разное происхождение.Многие испытали пренебрежение, жестокое обращение, и все испытали травму, когда их выгнали из дома.

В каждом приюте есть профессиональные сотрудники, такие как психологи, социальные работники, терапевты и директора. Эти сотрудники несут ответственность за индивидуальную работу с каждым ребенком и его семьей. Каждый ребенок в приюте не «брошен» и не доступен для усыновления. Социальный работник приюта работает со многими родителями, чтобы установить цели, которые позволят их ребенку «повторно интегрироваться» в семью после одобрения суда.

OSSO требует, чтобы все добровольцы с уважением оставили эту роль профессионалам в детских домах.

Волонтеры OSSO не должны обсуждать возвращение ребенка в семью или усыновление без специального указания персонала приюта и подтверждения директорами OSSO. Когда ребенок приближается к усыновлению, сотрудники детского дома могут разместить фотографию новой семьи ребенка и попросить волонтеров поддержать эту идею, чтобы помочь подготовить ребенка.

OSSO требует, чтобы все добровольцы относились к личным историям и информации каждого ребенка с высочайшим уважением и конфиденциальностью.Часто биография ребенка неизвестна, так как ее постоянно исследуют. Директора OSSO проинформируют волонтеров, если им нужно знать конкретную проблему из прошлого ребенка, чтобы лучше служить ребенку. Когда эта информация будет передана, это будет сделано в частном порядке в доме волонтеров. Волонтерам OSSO не разрешается обсуждать прошлое ребенка в приюте; независимо от возраста, умственного понимания ребенка или языка, на котором он разговаривает.

Если у волонтеров есть опасения или вопросы по поводу ребенка, их следует обсудить с директорами OSSO в частном порядке в доме волонтеров OSSO.Раньше волонтеры произносили комментарии на английском языке о территории детского дома только для того, чтобы их услышал ребенок, что приводило к очевидным эмоциональным травмам. Говорят, что комментарии не причиняют боль ребенку, но часто вызывают болезненные воспоминания. Волонтеров OSSO просят создать самые любящие и безопасные условия для детей, которым мы служим. По этой причине мы требуем высочайшего уровня уважения и конфиденциальности в отношении подробностей о происхождении детей.

Румынские дети-сироты стали взрослыми

Изображение выше: Изидор Рукель возле своего дома за пределами Денвера


Обновлено в 3:22 стр.м. ET, 23 июня 2020 г.

Первые три года жизни Изидор прожил в больнице.

Темноглазый черноволосый мальчик, родился 20 июня 1980 года, был брошен, когда ему было несколько недель от роду. Причина была очевидна для любого, кто удосужился посмотреть: его правая нога была немного деформирована. После приступа болезни (вероятно, полиомиелита) его выбросили в море брошенных младенцев в Социалистической Республике Румыния.

Чтобы услышать больше тематических статей, загрузите приложение Audm для iPhone.

В фильмах того периода, документирующих уход за сиротами, вы видите медсестер, подобных рабочим конвейера, которые пеленают новорожденных из, казалось бы, бесконечного запаса; с мускулистыми руками и небрежным безразличием, они накидывают каждого на кусок ткани, умело завязывают узлом в аккуратный пакет и втыкают в конец ряда молчаливых озабоченных младенцев. Женщины не воркуют и не поют им. Вы видите маленькие лица, пытающиеся понять, что происходит, когда их головы проносятся мимо во время маневров обертывания.

В своей больнице в горном городке Сигету-Мармацией в южных Карпатах Изидора кормили из бутылки, воткнутой в рот и подпираемой о прутья детской кроватки. Давно миновав возраст, когда дети во внешнем мире начинали пробовать твердую пищу, а затем кормить себя, он и его сверстники оставались на спине, сосая из бутылочек с расширенными отверстиями, чтобы пропустить водянистую кашицу. Без надлежащего ухода или физиотерапии мышцы ног ребенка истощались.В 3 года его сочли «неполноценным» и перевели через город в Cămin Spital Pentru Copii Deficienţi, домашнюю больницу для безнадежных детей.

Цементная крепость не издавала звуков игры детей, хотя в одно время жили около 500 человек. Он печально стоял в стороне от мощеных улиц и искрящейся реки города, в котором Эли Визель родился в 1928 году и прожил счастливое детство до нацистской депортации.

Окна камеры на третьем этаже Изидора были оборудованы тюремными решетками.В детстве он часто стоял там, глядя вниз на пустой глиняный двор, огороженный забором из колючей проволоки. Зимой Изидор сквозь голые ветки увидел другую больницу, которая стояла прямо напротив его собственной, и скрывала ее от улицы. Настоящие дети, дети в туфлях и пальто, дети, держащиеся за руки родителей, приходили и уходили из этой больницы. Никого из Кэмин Шпиталь Изидора туда не доставили, независимо от того, насколько он болен, даже если он умирал.

Как и всем мальчикам и девочкам, которые жили в больнице для «безвозвратных», Изидору подавали почти несъедобную, разбавленную еду за длинными столами, где голые дети на скамейках били оловянные миски.Он вырос в переполненных комнатах, где его товарищи-сироты бесконечно раскачивались, били себя кулаками по лицу или визжали. Детям, вышедшим из-под контроля, вводили транквилизаторы для взрослых, вводимые через нестерилизованные иглы, в то время как многие заболевшие получали переливания непроверенной крови. Гепатит B и ВИЧ / СПИД разорили румынские детские дома.

Изидору суждено было провести остаток своего детства в этом доме, выйти за ворота только в 18 лет, и тогда, если он окажется полностью выведенным из строя, его переведут в дом для стариков; если бы он оказался минимально работоспособным, его бы выселили, чтобы он пошел на улицу.Были высоки шансы, что он не проживет так долго, что мальчик со сморщенной ногой умрет в детстве, истощенный, дрожащий, нелюбимый.

В минувшее Рождество исполнилось 30 лет со дня расстрела последнего коммунистического диктатора Румынии Николае Чаушеску, правившего 24 года. В 1990 году внешний мир обнаружил его сеть «детских лагерей», в которых воспитывалось около 170 000 брошенных младенцев, детей и подростков. Полагая, что увеличение численности населения укрепит экономику Румынии, Чаушеску сократил использование контрацептивов и абортов, ввел налоговые штрафы для бездетных и прославил женщин как «матерей-героинь», родивших 10 или более детей.Родители, которые не могли вынести еще одного ребенка, могли называть своего новорожденного ребенка «ребенок Чаушеску», как в фразе «Пусть он его вырастит».

Прочтите: Та-Нехиси Коутс о Николае Чаушеску, тиране, страдающем манией величия, друге Америки

Чаушеску приказал построить или переоборудовать сотни зданий по всей стране для размещения поколения нежелательных или недоступных детей. Вывески вывесили лозунг: государство может лучше позаботиться о вашем ребенке, чем вы.

В возрасте 3 лет брошенные дети были отсортированы.Будущие работники получат одежду, обувь, еду и некоторое обучение в Case de copii — «детских домах», в то время как «неполноценные» дети не получат ничего в их Cămine Spitale. Советская дефектология рассматривала инвалидность у младенцев как врожденную и неизлечимую. Даже дети с излечимыми проблемами — возможно, с косоглазием, анемией или заячьей губой — были классифицированы как «неизлечимые».


Из нашего номера за июль / август 2020 года

Подпишитесь на The Atlantic и поддержите 160 лет независимой журналистики

Подписывайся


После румынской революции дети в ужасных условиях — скелеты, плещущиеся мочой на полу, покрытые фекалиями — были обнаружены и засняты иностранными новостными программами, в том числе телеканалом ABC 20/20, который транслировал «Позор нации» в 1990 году. .Как и освободители Освенцима 45 лет назад, первые посетители учреждений всю жизнь преследовали то, что они видели. «Мы прилетели на вертолете по снегу в Сирет, приземлились после полуночи, при минусовой погоде, в сопровождении румынских телохранителей на борту« Узи », — рассказывает мне Джейн Аронсон. Педиатр и специалист по усыновлению, проживающий в Манхэттене, она была частью одной из первых педиатрических бригад, вызванных в Румынию новым правительством. «Мы заходим в черное, как смоль, морозное здание и обнаруживаем, что там прячется молодежь — она ​​крошечная, но старше, что-то странное, вроде троллей, грязное, вонючее.Они поют что-то вроде гудения, тарабарщину. Мы открываем дверь и обнаруживаем популяцию «кретинов» — теперь это известно как синдром врожденного дефицита йода; невылеченный гипотиреоз тормозит рост и развитие мозга. Не знаю, сколько им было лет, трех футов ростом, могло быть за двадцать. В других комнатах мы видим подростков размером 6-7 лет, без вторичных половых признаков. В клетках лежали дети с основными генетическими нарушениями. Вы начинаете почти разъединяться.

«Однажды днем ​​я вошел в медицинское учреждение в Бухаресте, и там стоял маленький ребенок и рыдал», — вспоминает Чарльз А. Нельсон III, профессор педиатрии и нейробиологии Гарвардской медицинской школы и Бостонской детской больницы. «Он был убит горем и намочил штаны. Я спросил: «Что происходит с этим ребенком?» Рабочий сказал: «Ну, его мать бросила его сегодня утром, и он был таким весь день». Никто не утешал маленького мальчика и не поднимал его.Это было мое знакомство ».

Дети в домашней больнице для безнадежных детей в Сигету-Мармацией, Румыния, в сентябре 1992 года (Томас Салай)

Румынские сироты были не первыми детьми, которых психологи осмотрели в ХХ веке. Невосприимчивые сироты времен Второй мировой войны, а также дети, долгое время находившиеся в изоляции в больницах, глубоко обеспокоили гигантов развития детей середины века, таких как Рене Спиц и Джон Боулби. В эпоху, посвященную борьбе с недоеданием, травмами и инфекциями, трудно поверить в идею о том, что адекватно питаемые и стабильные с медицинской точки зрения дети могут истощаться из-за того, что они скучают по своим родителям.Их исследования привели к смелому на тот момент представлению, особенно выдвинутому Боулби, что простое отсутствие «фигуры привязанности», родителя или опекуна, может нанести ущерб психическому и физическому здоровью на всю жизнь.

Из апрельского выпуска 1996 года: Энн Ф. Терстон описывает жизнь в китайском приюте

Нейробиологи склонны рассматривать «теорию привязанности» как наводящую на размышления и наводящую на размышления работу в рамках «мягкой науки» психологии. Он в значительной степени опирался на тематические исследования, корреляционные данные или исследования на животных.В печально известных экспериментах психолога Гарри Харлоу по «материнской депривации» он содержал в клетке только детенышей макак-резусов, предлагая им только материнские копии, сделанные из проволоки и дерева или поролона и махровой ткани.

В 1998 году на небольшом научном собрании исследования на животных, представленные рядом с изображениями из румынских детских домов, изменили курс изучения привязанности. Сначала профессор неонатальной педиатрии Миннесотского университета Дана Джонсон поделился фотографиями и видео, которые он собрал в Румынии, в комнатах, кишащих детьми, которые придерживаются «двигательных стереотипов»: раскачиваются, бьют головой, кричат.За ним последовал докладчик, который показал видеозаписи ее работы с младенцами-приматами, оставшимися без матери, такими как те, которых произвел Харлоу, — покачивающиеся, кружащиеся, самокалывающиеся. Публика была шокирована параллелями. «Мы все были в слезах, — сказал мне Нельсон.

Через десять лет после падения Чаушеску новое румынское правительство приветствовало западных экспертов по развитию детей, которые одновременно помогали и изучили десятки тысяч детей, все еще находящихся на хранении у государства. Исследователи надеялись ответить на некоторые давние вопросы: есть ли в нервном развитии периоды чувствительности, после которых мозг обездоленного ребенка не может в полной мере использовать психическую, эмоциональную и физическую стимуляцию, предложенную позже? Можно ли задокументировать последствия «материнской депривации» или «отсутствия опекуна» с помощью современных методов нейровизуализации? Наконец, если ребенка из интерната переводят в семью, сможет ли он или она восполнить неразвитые способности? Неявно, остро: может ли нелюбимый в детстве человек научиться любить?

События Tract расходятся от аэропорта Денвера, как игральные карты на столе.Великие равнины здесь практически стерты до нуля, из-за ветра, грязи и мусора на обочине шоссе, до Уолгринса, Арби и Автозоны. В арендованном автомобиле я медленно объезжаю полукруги и тупики района Изидора, пока не вижу, как он выходит из тени Макмансиона площадью 4500 квадратных футов с вежливой полуволновой. Он сдает здесь комнату в субаренду, как и другие, в том числе некоторые семьи — загородная община в особняке, построенном для Голиафов. В свои 39 лет Изидор — элегантный жилистый мужчина с печальными глазами.Его манера поведения настороженная и неуверенная. Генеральный менеджер KFC, он работает от 60 до 65 часов в неделю.

Прочтите: Унизительные, бесчеловечные условия в американских детских центрах содержания под стражей

«Добро пожаловать в Румынию», — объявляет он, открывая дверь своей спальни. Это вход в другое время, в другое место. Из каждого визита в свою страну Изидор привозил с собой предметы народного искусства и сувениры — расписанные вручную глазурованные тарелки и чашки, вышитые кухонные полотенца, румынские флаги, рюмки, деревянные фигурки, хрустальные фляги сливового бренди и компакт-диски с румынским языком. народная музыка, тяжелая на скрипках.Он мог бы запастись сувенирным магазином. Есть толстые коврики винного цвета, одеяла и гобелены. Окружающий свет темно-бордовый, шторы закрыты от солнечного света с большой высоты. В десяти милях к юго-западу от аэропорта Денвера Изидор живет в эрзац-румынском коттедже.

«Все в Марамуреше живут так», — говорит он мне, имея в виду культурный регион на севере Румынии, где он родился.

Я думаю, правда ли?

«Вы увидите, что у многих людей есть эти вещи в своих домах», — поясняет он.

Звучит точнее. Людям нравятся безделушки. «Во время визита вы говорите как румын?» Я спрашиваю.

«Нет, — говорит он. «Когда я начинаю говорить, они спрашивают:« Откуда вы? »Я говорю им:« Из Марамуреша! »» Никто ему не верит из-за его акцента, поэтому ему приходится объяснять: «Технически, если вы хотите будьте логичны, я румын, но живу в Америке более 20 лет ».

«Когда вы знакомитесь с новыми людьми, вы рассказываете о своей истории?»

«Нет, я стараюсь не делать этого.Я хочу воспринимать Румынию как нормального человека. Я не хочу, чтобы меня везде называли «сиротой».

Чтобы подбодрить Изидора после избиения, Ониса пообещала, что когда-нибудь заберет его с собой домой на ночь.

Его точный английский делает даже случайные фразы формальными. В своей комнате Изидор запечатлел румынскую народную эстетику, но кое-что еще витает под поверхностью. Мне вспоминается книга, которую он самостоятельно опубликовал в 22 года, под названием «Брошенные на всю жизнь». Это мрачная история, но однажды, когда ему было около 8 лет, у Изидора был счастливый день.

В больнице начала работать добрая няня. «Ониса была молодой девушкой, немного пухленькой, с длинными черными волосами и круглыми розовыми щеками», — пишет Изидор в своих мемуарах. «Она любила петь и часто учила нас некоторым из ее произведений». Однажды Ониса вмешалась, когда другая няня ударила Изидора метлой. Как и некоторые другие до нее, Ониса заметил его интеллект. В палате полуамбулаторных (некоторые ползали или ползали), слегка словесных (некоторые просто шуметь) детей, Изидор всегда помогал взрослым, если у них возникали вопросы, например, как его зовут или когда тот умер.Режиссер изредка заглядывал в комнату и спрашивал Изидора, не бьют ли его и других детей; Чтобы избежать возмездия, Изидор всегда говорил «нет».

Энни Лоури: Как Америка обращается со своими детьми

В тот день, чтобы подбодрить его после избиения, Ониса пообещала, что когда-нибудь заберет его с собой домой на ночь. Скептически настроенный по поводу того, что такое необычное событие когда-либо произойдет, Изидор поблагодарил ее за прекрасную идею.

Несколько недель спустя, снежным зимним днем, Ониса одела Изидора в теплую одежду и обувь, которые она привезла из дома, взяла его за руку и вывела через парадную дверь через ворота детского дома.Медленно шагая, она повела маленького мальчика, который, раскачиваясь на неровных ногах, глубоко прихрамывал, по переулку мимо государственной больницы в город. Холодный свежий воздух ласкал его щеки, а снег скрипел под ботинками; ветер тряс ветки; на дымоходе стояла птица. «Это был мой первый выход в свет», — говорит он мне сейчас. Он с удивлением смотрел на машины, дома и магазины. Он пытался все усвоить и запомнить, чтобы доложить детям в своей палате.

«Когда я вошел в квартиру Онисы, — пишет он, — я не мог поверить, насколько она прекрасна; стены были покрыты темными коврами, и на одном из них было изображение Тайной вечери.Ковры на полу были красными ». Соседские дети постучали в дверь Онисы, чтобы узнать, не хочет ли странный мальчик из приюта выйти и поиграть, и он это сделал. Дети Онисы приехали из школы домой, и Изидор узнал, что это начало их рождественских каникул. В тот вечер он пировал вместе с семьей Онисы за обеденным столом их друзей, впервые попробовав румынские деликатесы, в том числе сармале (голубцы), картофельный гуляш с толстой лапшой и сладкий желтый бисквит с кремовой начинкой.Он помнит каждый укус. На полу в гостиной после обеда домочадец позволил Изидору поиграть со своими игрушками. Изидор последовал примеру мальчика и водил по коврику паровозики. Вернувшись к Онисе, он спал в своей первой в мире мягкой, чистой постели.

На следующее утро Ониса спросил Изидора, хочет ли он поработать с ней или остаться с ее детьми. Здесь он совершил такую ​​ужасную ошибку, что 31 год спустя он до сих пор вспоминает об этом с горечью.

«Я хочу поработать с вами!» он назвал.Он был глубоко погружен в фантазию о том, что Ониса — его мать, и не хотел расставаться с ней. «Я оделся так быстро, как только мог, и мы направились к выходу», — вспоминает он. «Когда мы подошли к ее работе, я понял, что она работает в больнице, в моей больнице, и заплакал… Прошло всего 24 часа, но почему-то я подумал, что теперь стану частью семьи Онисы. Мне и в голову не приходило, что ее работа на самом деле была в больнице, пока мы снова не оказались у ворот. Я был так потрясен, когда мы свернули во двор, как будто я забыл, что пришел оттуда.

Он попытался повернуть назад, но ему не разрешили. Он нашел самое чудесное место на Земле — квартиру Онисы — и по собственной глупости позволил ей ускользнуть. Он рыдал, как новичок, пока другие няни не стали угрожать ему пощечиной.

Сегодня Изидор живет в 6000 милях от Румынии. Он ведет уединенный образ жизни. Но в своей спальне в частном доме в мощеной прерии он воссоздал обстановку самой счастливой ночи своего детства.

«В ту ночь у Онисы, — спрашиваю я, — вы думаете, что почувствовали, что там происходили семейные отношения и эмоции, которых вы никогда раньше не видели и не чувствовали?»

«Нет, я был слишком молод, чтобы это понимать.»

» Но вы обратили внимание на красивую обстановку? »

«Да! Ты видишь это?» — говорит Изидор, беря в руки гобелен, сотканный из бордовых роз на темном, покрытом листвой фоне. «Это почти то же самое, что и у Онисы. По этой причине я купил его в Румынии! »

«Все это…» — жестикулирую я.

«Да».

«Но не потому, что они значат для вас« семья »?»

«Нет, но они означают для меня« мир ». Я впервые спал в настоящем доме. В течение многих лет я думал: почему у меня не может быть такого дома?

Теперь он знает.Но он знает, что есть недостающие части — независимо от того, сколько рюмок он соберет.

В начале 1990-х Дэнни и Марлис Рукел жили со своими тремя маленькими дочерьми в кондоминиуме в Сан-Диего. Они подумали, что было бы неплохо добавить сюда еще и мальчика, и услышали о местном независимом режиссере Джоне Аптоне, который организовывал усыновление румынских сирот. Марлис позвонила ему и сказала, что они хотят усыновить мальчика. «Там тысячи детей», — ответил Аптон. «Это будет легко».

Марли смеется.«Немногое из этого было точным!» она мне говорит. Мы сидим в гостиной дома с белой штукатуркой в ​​винодельческом городке Темекула в Южной Калифорнии. Дети и собаки появляются и исчезают в этот ослепительно жаркий день (за последние годы Ракелы усыновили пятерых детей из приемных семей). Марли, которая сейчас работает наставником для взрослых с особыми потребностями, похожа на героиню Дайан Китон, которая робко отступает за большие очки и выпадает из длинных волос, но иногда делает смелые выпады. Дэнни, программист, спокойный парень.Марлис описывает себя как домоседку, но затем она переехала в Румынию на два месяца, чтобы попытаться усыновить мальчика, которого она видела на видео.


Связанные истории


Несостоявшийся «Позор нации» Аптон вылетел в Румынию через четыре дня после трансляции и направился в худшее место сериала — Домашнюю больницу для безнадежных детей в Сигету-Мармацией.Он возвращался несколько раз. Во время одного визита он собрал группу детей в пустой комнате, чтобы снять их на видео для будущих приемных родителей. В его видео дети будут собраны вместе не голыми, «как маленькие рептилии в аквариуме», как он их описал, а как людей, одетых в одежду и говорящих.

К тому времени начали поступать пожертвования от благотворительных организаций по всему миру. Мало что дошло до детей, потому что сотрудники просмотрели самые лучшие вещи, но в тот день, из уважения к американцам, няни надели детям подаренные свитера.Хотя дети, казалось, были в восторге от того, что они оказались в центре внимания, Аптон и его румынский помощник сочли это медленным. Некоторые вообще не разговаривали, а другие не могли ни встать, ни стоять на месте. Когда создатели фильма спросили имена и возраст детей, няни пожали плечами.

В конце деревянной скамейки сидел мальчик ростом с шестилетнего ребенка — в 10 лет Изидор весил около 50 фунтов. Аптон был первым американцем, которого он когда-либо видел. Изидор знал об американцах из телешоу «Даллас».Однажды прибыл подаренный телевизор, и он лоббировал эту единственную вещь, чтобы она оставалась в больнице. Директор согласился. Воскресным вечером в 8 часов амбулаторные дети, няни и рабочие с других этажей собирались, чтобы вместе посмотреть Даллас. Когда в тот день по лестнице поползли слухи о приезде американца, внутри приюта отреагировали: «Всемогущий Бог, кто-то из страны гигантских домов!»

Изидор знал информацию, которую не знали няни. Он говорит мне: «Джон Аптон спрашивал ребенка:« Сколько тебе лет? », И ребенок отвечал:« Я не знаю », а няня отвечала:« Я не знаю », и я кричал: «Ему 14!» Он спрашивал о другом ребенке: «Как его фамилия?», а я кричал: «Думка!» »

« Изидор знает здесь детей лучше, чем персонал », Аптон ворчит на одной из лент.Прежде чем завершить сеанс, он кладет Изидора себе на колени и спрашивает, не хочет ли он поехать в Америку. Изидор говорит, что будет.

Вернувшись в Сан-Диего, Аптон рассказал Ракелам об одаренном мальчике лет семи, который надеялся приехать в Соединенные Штаты. «Мы хотели усыновить ребенка», — говорит Марлис. «Потом мы посмотрели видео Джона и влюбились в Изидора».

Изидор перед своим детским домом в июне 1991 года, за четыре месяца до того, как Ракелы усыновили его и привезли в Соединенные Штаты; 11-летний Изидор впервые встречает Марлис Рукель в Румынии с одним из воспитателей приюта.(Мэрилс Рукель)

В мае 1991 года Марлис вылетела в Румынию, чтобы встретиться с ребенком и попытаться вернуть его домой. Незадолго до поездки она узнала, что Изидору почти 11 лет, но не испугалась. Она путешествовала с новой подругой, Дебби Принсипи, которой Аптон подобрал ребенка. В кабинете директора Марлис ждала встречи с Изидором, а Дебби ждала встречи с маленьким светловолосым телеграфом по имени Сиприан.

«Когда Изидор вошел, — говорит Марлис, — я видела только его, как и все остальное нечеткое.Он был таким красивым, как я себе представляла. Наш переводчик спросил его, кто из посетителей офиса, как он надеется, будет его новой матерью, и указал на меня! »

Изидор задал переводчику вопрос: «Где я буду жить? Это похоже на Даллас? »

«Ну… нет, мы живем в кондоминиуме, как в квартире», — сказал Марлис. «Но у тебя будет три сестры. Вы их полюбите ».

Это не показалось Изидору интересным компромиссом. Он сухо ответил переводчику: «Посмотрим».

В ту ночь Марли радовалась тому, что такое ангел Изидор.

Дебби засмеялась. «Он произвел на меня впечатление крутого оператора, сообразительного политика, — сказала она Марлис. «Он был гораздо лучше Чиппи». Сиприан провела время в офисе, лихорадочно копаясь во всем, включая ящики стола и карманы всех присутствующих в комнате.

«Нет, он невиновен. Он восхитителен, — сказала Марлис. «Вы видели, как он выбрал меня своей матерью?»

Спустя годы, в своих мемуарах Изидор объяснил этот момент:

Марли была высокой американкой, а Дебби была низкой американкой… «Роксана, какая из них будет моей новой мамой?» — спросил я [переводчика].
«Кого из них ты хочешь сделать своей мамой?»
«Кто моя мать?» Я умолял знать.
«Высокий американец», — ответила она.
«Тогда это то, кого я хочу видеть своей матерью», — сказал я.
Когда я выбрал Марли, она заплакала, исполненная радости от того, что я выбрал ее.

Детский нейробиолог Чарльз Нельсон известен своей общительностью и добротой, с волнистыми седеющими светлыми волосами и такими же усами, как у Капитана Кенгуру. Осенью 2000 года он вместе со своими коллегами Натаном А.Фокс, профессор человеческого развития в Университете Мэриленда, и Чарльз Х. Зеана, профессор детской психиатрии медицинского факультета Тулейнского университета, запустили Бухарестский проект раннего вмешательства. У них было разрешение работать со 136 детьми в возрасте от шести месяцев до 2,5 лет из шести бухарестских детских учреждений. Ни одна из них не была домашней больницей для безвозвратных детей, как больница Изидора; они были несколько лучше снабжены и укомплектованы.

По замыслу, 68 детей будут продолжать получать «обычную заботу», а остальные 68 будут размещены в приемных семьях, набранных и обученных BEIP.(В Румынии не было традиций приемных семей; официальные лица считали, что детские дома безопаснее для детей.) Местные дети, родители которых вызвались участвовать, составили третью группу. Исследование BEIP станет первым в истории рандомизированным контролируемым испытанием для измерения влияния раннего помещения в специализированные учреждения на мозг и поведенческое развитие, а также для изучения высококачественного патронатного воспитания в качестве альтернативы.

Для начала исследователи использовали классическую процедуру Мэри Эйнсворт «странная ситуация», чтобы оценить качество отношений привязанности между детьми и их опекунами или родителями.В типичной обстановке ребенок в возрасте от 9 до 18 месяцев входит в незнакомую игровую комнату со своей «фигурой привязанности» и переживает некоторые все более тревожные события, в том числе появление незнакомца и уход взрослого, как исследователи кодируют поведение из-за одностороннего зеркала. «Наши программисты, не подозревая ни о каком детском происхождении, оценили, что 100 процентов детей из общины имеют полностью сформировавшиеся отношения привязанности со своими матерями», — сказала мне Зина. «Это было верно в отношении 3 процентов детей в детских учреждениях.

Почти две трети детей были закодированы как «неорганизованные», что означает, что они демонстрировали противоречивое, резкое поведение, возможно, замирание на месте или внезапное изменение направления движения после того, как начали приближаться к взрослому. Этот паттерн наиболее тесно связан с более поздней психопатологией. Еще больше беспокоит, сказал мне Зеана, что 13 процентов были признаны «несекретными», что означает, что они вообще не проявляли поведения привязанности. «Эйнсворт и Джон Боулби считали, что младенцы будут привязаться к взрослому, даже если взрослый будет оскорблять», — сказал он.«Они не рассматривали возможность рождения младенцев без привязанностей».

До Бухарестского проекта, сказал Зеана, он не осознавал, что поиск утешения в стрессовых ситуациях — это усвоенное поведение. «Эти дети понятия не имели, что взрослые могут помочь им почувствовать себя лучше», — сказал он мне. «Представьте, каково это — быть несчастным и даже не знать, что другой человек может помочь».

В октябре 1991 года Изидор и Киприан вылетели с румынским эскортом в Сан-Диего. Новые семьи мальчиков ждали в аэропорту, чтобы поприветствовать их вместе с Аптоном и ранее усыновленными румынскими детьми — небольшая толпа, держащая воздушные шары и знаки, приветствующие и машущие руками.Изидор удовлетворенно оглядел терминал. «Где моя спальня?» он спросил. Когда Марлис сказал ему, что они в аэропорту, а не в его новом доме, Изидор был поражен. Хотя она объяснила, что Ракелы жили не так, как Юинги в Далласе, он ей не поверил. Теперь он ошибочно принял зону прибытия за свою новую гостиную.

17-летняя девушка из приюта Изабела входила в состав комитета по встрече в аэропорту. Она родилась с гидроцефалией и не могла ходить после того, как всю жизнь оставалась в детской кроватке, она была в инвалидном кресле, хорошо одетая и красивая.Спасенная Аптоном во время предыдущей поездки, она была госпитализирована в США по гуманитарным медицинским причинам, и ее взяли на воспитание Ракелы.

Изидор был поражен, увидев Изабелу: «Кто твоя мать?»

«Моя мама — твоя мама, Изидор».

«Мне не понравилось это, — вспоминает он. Чтобы убедиться, что он правильно расслышал, он снова спросил: «Кто ваша мать здесь, в Америке?»

«Изидор, у нас с тобой одна мать», — сказала она, указывая на Марлис.

Итак, теперь ему нужно было привыкнуть к четырем сестрам.

В машине, когда Дэнни попытался пристегнуть ремень безопасности через талию Изидора, он вздрогнул и кричал, опасаясь, что на него надели смирительную рубашку.

Дэнни Ракель и Изидор направляются домой после прибытия мальчика в Калифорнию; Изидор фотографирует Марлис в аэропорту. (Томас Салай)

Марли обучал девочек на дому, но Изидор настоял на том, чтобы пойти в четвертый класс местной школы, где он быстро выучил английский язык. Его остроумное умение читать по классу помогало учителям, но дома он казался постоянно раздраженным.Внезапно оскорбленный, он бросился в свою комнату и рвал вещи на части. «Он измельчил книги, плакаты, семейные фотографии, — рассказывает мне Марли, — а затем встал на балкон, чтобы разбросать кусочки во дворе. Если бы мне пришлось уехать на час, к тому времени, как я вернулся бы домой, все были бы расстроены: «Он сделал это; он это сделал ». Ему не нравились девушки».

Марли и Дэнни надеялись расширить семейное веселье и счастье за ​​счет рождения еще одного ребенка. Но новый член семьи почти никогда не смеялся. Он не любил, когда его трогали.Он был бдителен, обижен, горд. «Примерно к 14 годам он был зол на все», — говорит она мне. «Он решил, что вырастет и станет президентом США. Когда он узнал, что это невозможно из-за того, что он родился за границей, он сказал: «Хорошо, я вернусь в Румынию». Именно тогда это началось — его цель — вернуться в Румынию. Мы подумали, что для него было хорошо иметь цель, поэтому мы сказали: «Конечно, найди работу, сэкономь деньги, а когда тебе 18, ты сможешь вернуться в Румынию» ». Изидор работал каждый день после школа при ресторане быстрого питания.

«Это были тяжелые годы. Я ходил по яичной скорлупе, стараясь не спугнуть его. Девочки были так над этим. Они злились на меня. Не для того, чтобы привести Изидора в семью, а за то, что он был таким … таким выпоротым. Они говорили: «Мама, все, что ты делаешь, это пытаешься его исправить!» Я был так сосредоточен на том, чтобы помочь ему приспособиться, что упустил из виду тот факт, что другие дети теряли часть моего времени.

«Мы с Дэнни пытались отвести его на терапию, но он отказался вернуться. Он сказал: «Мне не нужна терапия.Вам двоим нужна терапия. Почему бы тебе не пойти? »И мы пошли.

«Он бы сказал:« Я в порядке, когда никого нет в доме ».

« Мы бы сказали: «Но Изидор, это наш дом» ».

Еще в 2003 году это было очевидно. Ученые BEIP и их румынские партнеры по исследованиям утверждают, что приемные дети добиваются успехов. По словам Зиины, данные были очень чувствительным периодом в 24 месяца, в течение которого для ребенка было критически важно установить отношения привязанности с опекуном.Дети, которых забрали из детских домов до достижения ими второго дня рождения, получали гораздо больше пользы от семейного отдыха, чем те, кто оставался там дольше. «Когда вы проводите испытание и ваши предварительные доказательства показывают, что вмешательство является эффективным, вы должны спросить:« Мы остановимся сейчас и сделаем препарат доступным для всех? »- сказал он мне. «Для нас« эффективным лекарством »оказалось патронатное воспитание, и мы не смогли создать национальную систему патронатного воспитания». Вместо этого исследователи публично объявили о своих результатах, и в следующем году румынское правительство запретило помещение в детские учреждения детей в возрасте до 2 лет.С тех пор минимальный возраст был повышен до 7 лет, а количество патронатных семей, финансируемых государством, значительно расширилось.

Тем временем исследование продолжалось. Когда в возрасте 3,5 лет дети были повторно оценены в игровой комнате «странной ситуации», доля тех, кто демонстрировала безопасную привязанность, выросла с базовых 3 процентов до почти 50 процентов среди детей, находящихся на попечении приемных семей, но только до 18 процентов среди тех, кто оставался в учреждениях. … И, опять же, дети переехали еще до второго дня рождения.«Время имеет решающее значение», — писали исследователи. Они предупреждали, что пластичность мозга не является «неограниченной». «Раньше — лучше».

Преимущества для детей, которые достигли надежной привязанности, со временем накапливались. В возрасте 4,5 лет у них был значительно ниже уровень депрессии и тревожности и меньше «черствых бесчувственных черт» (ограниченное сочувствие, отсутствие чувства вины, неглубокий аффект), чем у их сверстников, все еще находящихся в учреждениях. Около 40 процентов подростков, участвовавших в исследовании, которые когда-либо были в детских домах, в конечном итоге были диагностированы с серьезным психическим заболеванием.Их рост замедлился, двигательные навыки и языковое развитие остановились. Исследования МРТ показали, что объем мозга детей, все еще находящихся в учреждениях, был ниже, чем у детей, никогда не помещенных в учреждения, а ЭЭГ показала значительно меньшую активность мозга. «Если вы думаете о мозге как о лампочке, — сказал Чарльз Нельсон, — это как если бы был диммер, который уменьшил их со 100-ваттной до 30-ваттной».

Согласно теории эволюции, одна из целей привязанности ребенка к небольшому количеству взрослых — это наиболее эффективный способ получить помощь.«Если бы было много фигур привязанности и возникла опасность, младенец не знал бы, кому направить сигнал», — объясняет Марта Потт, старший преподаватель кафедры детского развития в Tufts. Беспристрастные дети видят угрозы повсюду — идея, подтвержденная исследованиями мозга. Наполненная гормонами стресса, такими как кортизол и адреналин, миндалевидное тело — основная часть мозга, имеющая дело со страхом и эмоциями — у детей, все еще находящихся в учреждениях, по-видимому, работала сверхурочно.

Сравнение данных по детским домам по всему миру показывает глубокое влияние институционализации на социально-эмоциональное развитие даже в лучших случаях.«В английских яслях-интернатах в 1960-х годах было достаточное количество воспитателей, и дети были хорошо обеспечены материально. Их IQ, хотя и ниже, чем у детей в семьях, был в пределах среднего диапазона, выше 90-х », — сказала мне Зина. «Совсем недавно соотношение воспитателей и детей в греческих детских домах было не таким хорошим, и они не были так хорошо оснащены; эти дети имели IQ в диапазоне от низкого до среднего. Затем, в Румынии, у вас есть наши дети с действительно дефицитом в высшей лиге.Но вот что примечательно: во всех этих настройках нарушения привязанности схожи ».

Когда детям, участвовавшим в исследовании в Бухаресте, было 8 лет, исследователи устраивали игры, надеясь узнать, как ранние нарушения привязанности могут препятствовать способности ребенка в дальнейшем взаимодействовать со сверстниками. На видео, которое я смотрел, два незнакомых мальчика входят в игровую. В считанные секунды все сходит с рельсов. Один мальчик в белой водолазке нетерпеливо хватает другого за руку и грызет ее.Этот мальчик в полосатом пуловере отдергивает руку и проверяет, нет ли следов зубов. Исследователь предлагает игрушку, но мальчик в белом пытается взять другого ребенка за руки, или схватить его за запястья, или обнять, как если бы он пытался нести гигантского плюшевого мишку. Он пытается перевернуть стол. Другой мальчик делает слабую попытку спасти стол, но затем позволяет ему упасть. Он странный, вы можете представить, как он думает. Могу я пойти домой?

Мальчик в белой водолазке жил в приюте; мальчик в полосатом свитере был соседским парнем.

Нельсон предупреждает, что дверь не «захлопывается» для детей, оставленных в учреждениях старше 24 месяцев. «Но чем дольше вы ждете, чтобы дети попали в семью, — говорит он, — тем труднее вернуть их в нормальное состояние».

«Каждый раз, когда мы влезали в очередную драку, — вспоминает Изидор, — я хотел, чтобы один из них сказал:« Изидор, мы бы хотели, чтобы мы никогда не усыновляли тебя, и мы собираемся отправить тебя обратно в больницу ». Но они этого не сделали. не говорю этого. »

Не в силах принять привязанность своей семьи, он просто хотел знать, где он находится.В приюте было проще, где тебя либо били, либо нет. «Я лучше реагировал на шлепки», — говорит мне Изидор. «В Америке у них были« правила »и« последствия ». Так много разговоров. Я ненавидел «Давай поговорим об этом». В детстве я никогда не слышал таких слов, как «Ты особенный» или «Ты наш ребенок». Позже, если твои усыновленные родители скажут тебе такие слова, ты почувствуешь, Ладно , что угодно, спасибо. Я даже не понимаю, о чем вы говорите. Я не знаю, чего ты от меня хочешь и что я должен для тебя сделать.Когда Изидора изгоняли в свою комнату за грубость, проклятия или грубость по отношению к девушкам, он топал вверх по лестнице и включал румынскую музыку или стучал в дверь изнутри кулаком или ботинком.

Марли винила себя. «Он сказал, что хочет вернуться к своей первой матери, женщине, которая даже не хотела его, женщине, которую он не помнил. Когда я отвел его в банк, чтобы открыть его сберегательный счет, служащий банка, заполнив форму, спросил Изидора: «Какая девичья фамилия у вашей матери?» Я открыл рот, чтобы ответить, но он сразу сказал: «Мария.’Это имя его биологической матери. Я знаю, наверное, глупо было обидеться из-за этого ».

Однажды ночью, когда Изидору было 16 лет, Марлис и Дэнни настолько испугались вспышки гнева Изидора, что вызвали полицию. «Я убью тебя!» он кричал на них. После того, как офицер сопроводил Изидора к милицейской машине, он настаивал на том, что родители «оскорбляли» его.

«О, ради Бога», — сказал Дэнни, когда ему сообщили об обвинении своего сына.

«Отлично, — сказал Марлис. «Он случайно не упомянул, как мы оскорбляем его?»

Вернувшись в машину, офицер спросил: «Как родители тебя оскорбляют?»

«Я работаю, и они забирают все мои деньги», — крикнул Изидор.В доме офицер обыскал комнату Изидора и нашел его сберегательную книжку.

«Мы не можем взять его», — сказал офицер Рукелс. «Он зол, но здесь нет ничего плохого. Я бы посоветовал тебе сегодня закрыть двери спальни.

И снова им пришла в голову мысль: Но это же наш дом.

На следующее утро Марли и Дэнни предложили Изидору подвезти его в школу, а затем отвезли его прямо в психиатрическую больницу. «Мы не могли себе этого позволить, но мы поехали на экскурсию, и это напугало его», — говорит мне Марлис.«Он сказал:« Не оставляй меня здесь! Я буду следовать твоим правилам. Не заставляй меня идти сюда! »Вернувшись в машину, мы сказали:« Слушай, Изидор, ты не обязан любить нас, но ты должен быть в безопасности, а мы должны быть в безопасности. Вы можете жить дома, работать и ходить в школу, пока вам не исполнится 18 лет. Мы вас любим ».

Жизнь по правилам длилась недолго. Однажды Изидор пробыл дома до 2 часов ночи и обнаружил, что дом заперт. Он постучал в дверь. Марлис приоткрыла его. «Ваши вещи в гараже», — сказала она ему.

Изидор больше никогда не будет жить дома. Он переехал к некоторым знакомым парням; их безразличие его устраивало. «Он напивался посреди ночи и звонил нам, а его друзья вставали на линию, чтобы сказать вульгарные вещи о наших дочерях», — говорит Марлис. «По общему признанию, в нашем доме наконец-то стало мирно, но я беспокоился за него».

В 18-летие Изидора Марли испек торт и упаковал свой подарок — фотоальбом, в котором запечатлена их совместная жизнь: его первый день в Америке, его первое посещение стоматолога, его первая работа, его первое бритье.Она отнесла подарки в дом, где, как она слышала, остановился ее сын. Открывший дверь согласился их доставить, когда Изидор вернется. «Посреди ночи, — говорит Марли, — мы услышали визг машины вокруг тупика, затем громкий стук в входную дверь и машину с визгом. Я спустился и открыл дверь. Это был фотоальбом ».

Родители Изидора, Марлис и Дэнни Рукел, у своего дома в Темекуле, Калифорния (Райан Пфлюгер)

В 2001 году, в 20 лет, Изидор почувствовал сильное желание вернуться в Румынию.Не имея наличных денег, он писал письма в телешоу, рассказывая эксклюзивную историю румынского сироты, совершающего свою первую поездку на родину. 20/20 подхватил его, и 25 марта 2001 года съемочная группа встретила его в аэропорту Лос-Анджелеса. Ракелс тоже.

«Я подумал: вот и все. Я больше никогда его не увижу, — говорит Марлис. «Я обняла и поцеловала его, хотел он меня или нет. Я сказал ему: «Ты всегда будешь нашим сыном, и мы всегда будем любить тебя».

Изидор показал Рукелам свой бумажник, в котором он засунул две семейные фотографии.«Если я все же решу остаться там, мне будет чем запомнить вас», — сказал он. Хотя он имел это в виду доброжелательно, Марлис охладила легкость, с которой Изидор, казалось, покидал их жизнь.

Из сентябрьского номера 1998 года: Роберт Д. Каплан о Румынии, точке опоры Европы

В Румынии продюсеры 20/20 пригласили Изидора в его старый приют, где его чествовали как вернувшегося принца, а затем они показали , на камеру, что они нашли его биологическую семью за пределами фермерской деревни в трех часах езды.Они проехали через заснеженный пейзаж и остановились в поле. Однокомнатная хижина стояла на безлесной грязи. В белой застежке на пуговицах, галстуке и классических брюках Изидор хромал по мокрой неровной земле. Его трясло. Из хижины вышел узколицый мужчина и направился к нему через поле. Как ни странно, они прошли друг мимо друга, как два незнакомца на тротуаре. «Ce mai faci?» — Как дела? — пробормотал мужчина, проходя мимо.

— Булочка, — пробормотал Изидор. Хорошо.

Это отец Изидора, в честь которого его назвали.Две молодые женщины поспешили из хижины и поприветствовали Изидора поцелуями в каждую щеку; это были его сестры. Наконец невысокая черноволосая женщина, которой еще не исполнилось 50 лет, представилась Марией — его матерью — и протянула руку, чтобы обнять его. Внезапно рассердившись, Изидор свернул мимо нее. «Как мне поприветствовать того, кого я едва знаю?» — подумал он. Она скрестила руки на груди и начала вопить: «Fiul meu! Fiul meu! » Мой сын! Мой сын!

В доме был земляной пол, и тускло светилась масляная лампа. Не было ни электричества, ни водопровода.Семья предложила Изидору лучшее место в доме — табурет. «Почему меня вообще положили в больницу?» он спросил.

«Вам было шесть недель, когда вы заболели, — сказала Мария. «Мы отвезли вас к врачу, чтобы узнать, что случилось. Несколько недель спустя ваши бабушка и дедушка проверяли вас, но потом что-то не так с вашей правой ногой. Мы просили врача починить ногу, но нам никто не помог. Итак, мы отвезли вас в больницу в Сигету-Мармацией, и там мы вас оставили ».

«Почему меня никто не навещал 11 лет? Я застрял там, и никто никогда не говорил мне, что у меня есть родители.

«Ваш отец был без работы. Я заботился о других детях. Мы не могли позволить себе приехать к вам ».

«Знаете ли вы, что жизнь в Кэмин-Спитале была похожа на жизнь в аду?»

«Мое сердце!» — воскликнула Мария. «Вы должны понимать, что мы бедные люди; мы переезжали с одного места на другое ».

Взволнованный, почти не в силах отдышаться, Изидор встал и вышел на улицу. Его румынская семья предложила ему посмотреть несколько фотографий его старших братьев и сестер, которые ушли из дома, и он подарил им свой фотоальбом: вот, залитый солнцем, улыбающийся Изидор у бассейна, с медалями с соревнований по плаванию; вот были Ракелы на пляже в Оушенсайде; вот они за столом для пикника в зеленом парке.Румыны без слов переворачивали блестящие страницы. По словам Изидора, когда телекамеры были выключены, Мария спросила, ранили ли его Рукелы или научили просить милостыню. Он заверил ее, что это не так.

«Ты выглядишь худой», — продолжила Мария. «Может быть, твоя американская мать недостаточно тебя кормит. Переезжай к нам. Я позабочусь о тебе.» Затем она потребовала от него подробностей о его работе и заработной плате в Америке и спросила, не хочет ли он построить для семьи новый дом. Через три часа Изидор устал и хотел уйти.«Он позвонил мне из Бухареста, — говорит Марли, — и сказал:« Я должен вернуться домой ». Забери меня отсюда. Эти люди ужасны ».

« Моя биологическая семья напугала меня, особенно Мария, — говорит Изидор. «У меня было ощущение, что я могу попасть в ловушку».

Через несколько недель он вернулся в Темекула, работая в ресторане быстрого питания. Но внезапно он обнаружил, что снова тоскует по Румынии. Это стало бы привычным, беспокойным переездом в поисках места, где можно было бы чувствовать себя как дома.

Друзья сказали ему, что в Денвере есть работа, поэтому он решил переехать в Колорадо.Дэнни и Марлис навещают его там и вместе с ним путешествуют по Румынии. Марлис говорит, что ему труднее вернуться домой в Калифорнию. «День Благодарения, Рождество — они для него слишком много. Даже когда он жил поблизости один, ему было плохо на каникулах. Он всегда оправдывался, например: «Я должен приготовить тесто для пиццы». Когда вся наша семья здесь и кто-то спрашивает: «Придет ли Изидор?», Кто-то скажет: «Нет, он делает тесто для пиццы».

Нейропсихолог Рон Федеричи был еще одним из первых экспертов по развитию детей, которые посетили учреждения для «не подлежащих спасению», и он стал одним из ведущих специалистов в мире по уходу за детьми, перешедшими из учреждений в западные дома.«В первые годы у всех были звездные глаза», — говорит Федеричи. «Они думали, что любящие, заботливые семьи могут исцелить этих детей. Я предупреждал их: эти дети доведут вас до предела. Научитесь работать с детьми с особыми потребностями. Держите их спальни простыми и простыми. Вместо «Я люблю тебя» просто скажи им: «Ты в безопасности» ». Но большинство новых или потенциальных родителей не могли вынести этого, а агентства по усыновлению, которые открыли магазин за ночь в Румынии, не были в этом бизнесе. доставки таких ужасных сообщений.«Я получил много писем с ненавистью», — говорит Федеричи, который говорит быстро и прямолинейно, с длинным лицом и тенью блестящих черных волос. «Тебе холодно! Им нужна любовь! Их нужно обнять ». Но бывший морской пехотинец, которого когда-то широко обвиняли в слишком пессимистическом отношении к будущему детей, теперь считается дальновидным.

Федеричи и его жена сами усыновили восемь детей из жестоких учреждений: трое из России и пятеро из Румынии, включая троих братьев в возрасте 8, 10 и 12. Двое старших весили 30 фунтов каждый и умирали от нелеченой гемофилии и гепатит С, когда он вынес их через парадную дверь приюта; Супругам потребовалось два года, чтобы найти младшего брата мальчиков в другом учреждении.С тех пор в своей клинической практике в Северной Вирджинии Федеричи посетил 9000 молодых людей, почти треть из них — из Румынии. Прослеживая своих пациентов на протяжении десятилетий, он обнаружил, что 25% нуждаются в круглосуточном уходе, еще 55% имеют «серьезные» проблемы, с которыми можно справиться с помощью служб поддержки взрослых, и около 20% могут жить самостоятельно.

«С 15 лет я знал, что у меня не будет семьи», — говорит Изидор. «Я вижу себя так, что не было бы человека, который когда-либо захотел бы приблизиться ко мне.

По его мнению, самые успешные родители смогли сосредоточиться на привитии основных жизненных навыков и надлежащего поведения. «Ракелс — хороший пример: они держались, и у него все в порядке. Но у меня только сегодня была семья. Я знал эту девушку из Румынии навсегда, впервые увидел ее, когда она была маленькой девочкой, со всей картиной посттравматического стресса: страхом, тревогой, неуверенностью, депрессией. Ей сейчас 22 года. Родители сказали: «Мы закончили. Она пристрастилась к наркотикам, алкоголю, самоповреждениям. Она на улице ». Я сказал:« Давай вернем тебя на семейную программу.«Они сказали:« Нет, мы устали, мы не можем позволить себе больше лечения — пора сосредоточиться на других наших детях »».

В своей семье Федеричи и его жена стали постоянными законными опекунами для четырех его румынских детей, которые теперь все взрослые. Двое из них работают под присмотром в фонде, который он основал в Бухаресте; двое других живут со своими родителями в Вирджинии. (Пятый — яркий пример удачливых 20 процентов — он врач скорой помощи в Висконсине.) По словам Федеричи, оба его взрослых сына, которые еще не вышли из дома, имеют когнитивные нарушения, но у них есть работа, и с ними приятно находиться. .»Они счастливы!» — восклицает он. «Они на 100 процентов привязаны к нам? Конечно нет. Довольны ли они семьей? да. Могут ли они действовать в мире, среди других людей? Абсолютно. Они придумали способы не для того, чтобы преодолеть то, что с ними произошло — вы действительно не можете преодолеть это, — а для того, чтобы приспособиться к этому и не брать в заложники других людей ».

Когда девять лет назад в семье родился ребенок — единственный биологический ребенок в семье, — врач начал замечать новое поведение у своих старших детей. «Малыш для них — рок-звезда», — говорит он.«Старшие братья дома так его защищают. На публике, в ресторанах, не дай Бог, чтобы кто-нибудь причинил ему боль или коснулся волос на голове. Это интересная динамика: в детстве за ними никто не следил, но они назначили себя его телохранителями. Он их младший брат. Он был с ними в Румынии. Это любовь? Это что угодно. Они привязаны к нему больше, чем к нам, и это абсолютно нормально ».

По любым меркам, Изидор, живущий самостоятельно, — это история успеха для тех, кто выжил в учреждениях Чаушеску.«Вы когда-нибудь представляете себе семью?» Я спрашиваю. Мы в его комнате в гигантском доме недалеко от Денвера.

«Ты про мою? Нет. Я знал с 15 лет, что у меня не будет семьи. Увидев всех своих друзей в тупых отношениях, с завистью, контролем и депрессией, я подумал: «Правда? Все это ради отношений? Нет. Я вижу себя так, что не было бы человека, который когда-либо захотел бы приблизиться ко мне. Кто-то может сказать, что это неправда, но я так вижу себя. Если кто-то попытается приблизиться, я уйду.Я привык к этому. Это называется безбрачием.

Он говорит, что не упускает того, чего никогда не знал, чего даже не замечает. Возможно, это похоже на дальтонизм. Люди с дальтонизмом скучают по зеленому? Он сосредотачивается на стоящих перед ним задачах и изо всех сил старается действовать так, как люди ожидают от других.

«Ты можешь быть самым умным сиротой в больнице. Но вы чего-то упускаете, — говорит Изидор. «Я не из тех, кто может быть интимным. Родителям человека тяжело, потому что они показывают тебе любовь, и ты не можешь ей ответить.

Хотя Изидор говорит, что хочет жить как «нормальный» человек, он по-прежнему регулярно соглашается надеть мантию бывшего сироты, чтобы вести беседы в США и Румынии о том, что институционализация делает с маленькими детьми. Он работает со сценаристом над мини-сериалом о своей жизни, полагая, что, если бы людей можно было объяснить, каково это жить за забором, в клетках, они бы перестали сажать туда детей. Он прекрасно понимает, что до 8 миллионов детей во всем мире помещены в специальные учреждения, в том числе на южной границе Америки.Мечта Изидора — купить дом в Румынии и создать групповой дом для своих бывших сокамерников — тех, кого перевели в дома престарелых или выставили на улицу. Групповой дом для его товарищей по пост-институционализированным взрослым настолько близок к идее семьи, насколько это возможно для Изидора.

Нервные пути процветают в головном мозге ребенка, осыпанного любовным вниманием; пути множатся, пересекаются и проходят через удаленные участки мозга, как строящаяся национальная система автомобильных дорог. Но в мозгу заброшенного ребенка — ребенка, лежащего в одиночестве и ненужного каждую неделю, каждый год — создается меньше связей.Мокрый подгузник ребенка не меняют. На улыбки ребенка нет ответа. Младенец замолкает. Дверь закрывается, но вокруг рамы сияет полоска света.

Люди время от времени обращали внимание на ребенка с вывихнутой ногой. Няни считали его привлекательным и находчивым. Режиссер поговорил с ним. В один прекрасный зимний день Ониса вывел его из приюта, и он пошел по улице.

Иногда у Изидора есть чувства.

Через два года после того, как Рукелы выгнали его, Изидор стригся у стилиста, который знал семью.«Вы слышали, что случилось с вашей семьей?» она спросила. «Ваша мама и сестры вчера попали в ужасную автомобильную аварию. Они в больнице.

Изидор вырвался оттуда, взял выходной с работы, купил три десятка красных роз и явился в больницу.

«Мы ехали в грузовике, выезжающем из Costco, — вспоминает Марли, — и парень очень сильно ударил нас — это была авария с участием пяти автомобилей. Через несколько часов в больнице нас выписали. Я не звонила Изидору, чтобы сказать ему. Мы не разговаривали.Но он узнал, и я думаю, в больнице он сказал: «Я здесь, чтобы увидеть семью Рукель», а они сказали: «Их больше нет здесь», что он понял, как «Они мертвы».

Изидор помчался от больницы к дому — дому, который он бойкотировал, семье, которую ненавидел.

Дэнни Ракел не собирался впускать его без переговоров. «Каковы ваши намерения?» он бы спросил. «Вы обещаете быть с нами порядочными?» Изидор обещал. Дэнни позволял Изидору войти в гостиную и встретиться лицом к лицу со всеми, стоять с руками, полными цветов, и с мокрыми от слез глазами.Перед отъездом в тот день Изидор возлагал цветы на руки матери и говорил с большей серьезностью, чем они когда-либо слышали раньше: «Это для всех вас. Я люблю тебя.» Это станет поворотным моментом. С этого дня в нем будет что-то более мягкое в отношении семьи Рукел.

Но сначала Изидору пришлось подойти к тяжелой деревянной двери, к двери, в которую он швырнул фотоальбом, который Марлис сделал для своего дня рождения, к двери, которую он захлопнул за собой сотни раз, к двери, которую он выбил, и пнули, когда он был заблокирован.Он постучал и встал на крыльце, опустив голову, с колотящимся сердцем, не зная, допустят ли его. «Я бросил их, я пренебрегал ими, я провел их через ад», — подумал он. Колючие стебли бордово-красных роз, завернутые в темные листья и пластик, ощетинились в его руках.

А потом они открыли дверь.


* Из-за недосмотра при редактировании в печатной версии этой статьи для описания спеленутых младенцев использовался термин папуц ; мы удалили это слово из онлайн-версии статьи после того, как читатель указал, что многие, в том числе Merriam-Webster , считают его оскорбительным.


Лили Сэмюэл участвовала в исследовании для этой статьи. Он появляется в печатном издании за июль / август 2020 года с заголовком «Может ли нелюбимый ребенок научиться любить?»

Тридцать лет спустя, заплатят ли виновные за ужас детских домов Чаушеску? | Румыния

Это были фотографии, которые для многих во всем мире стали определяющим образом последствий румынской революции 1989 года: истощенные дети, одетые в лохмотья, смотрят в камеру отчаянными глазами на фоне запущенных детских домов страны.

В Рождество исполняется 30 лет с тех пор, как Николае Чаушеску, страдающий манией величия, диктатор-изоляционист Румынии, был осужден на импровизированном судебном процессе и застрелен вместе со своей женой. Его казнь положила конец более чем двадцатилетнему правлению, которое принесло бедность и страдания большинству населения страны.

За три десятилетия, прошедшие после его падения, лишь горстка людей столкнулась с судебным наказанием за свою роль в репрессивном режиме Чаушеску, и не было возбуждено уголовных дел в отношении десятков тысяч детей, с которыми жестоко обращались со стороны бесчеловечной сети интернирования несовершеннолетних. учреждения.Однако вскоре это могло измениться.

Прокуратура расследует десятки людей, несущих прямую или косвенную ответственность за смерть в системе, после долгого расследования, проведенного следователями из Института по расследованию коммунистических преступлений, государственного органа, которому поручено расследовать злоупотребления времен коммунистического периода. Флорин Соаре, следователь института, который в течение нескольких лет собирал свидетельские показания, подсчитал, что в период с 1966 по 1989 год в мрачной сети детских домов Румынии погибло от 15 000 до 20 000 ненужных детей, причем подавляющее большинство из них пришлось дети-инвалиды.

«Когда мы начали расследование, мы знали, что имели место нарушения, но мы никогда не представляли масштабов совершенных преступлений», — сказал он в интервью в скромной штаб-квартире института в центре Бухареста. В 2017 году следователи передали результаты своей работы румынской прокуратуре. В прокуратуре сообщили Observer, что они продолжают сбор доказательств «в связи с большим количеством дел». Официальные обвинения могут быть предъявлены в следующем году.

Сироты спят в больнице им. Стефана Николау, Бухарест, Румыния, 1990 год.Хуже всего обращались с детьми-инвалидами. Фотография: Майк Абрахамс / Alamy

Процесс выявления преступлений коммунистического периода продвигается медленно. По словам Ана Бландиана, поэтессы, которая превратила бывшую тюрьму коммунистической эпохи в городе Сигет на границе Румынии с Украиной, в единственный в стране музей коммунистических преступлений, репрессии не обращают внимания на школьные классы.

Немногие из ближайшего окружения Чаушеску предстали перед судом после революции, и попытки привлечь к уголовной ответственности за конкретные преступления закончились неудачей практически во всех случаях, кроме нескольких.Суд над Ионом Илиеску, сменившим Чаушеску, которому сейчас 89 лет, наконец, начался в Бухаресте в прошлом месяце после долгих лет задержки. Его обвиняют в преступлениях против человечности за его роль в насилии, которое продолжалось после бегства Чаушеску. В октябре суд Бухареста оправдал двух бывших офицеров секретной полиции коммунистической эпохи, Секуритате, в преступлениях против человечности, связанных со смертью диссидента Георге Урсу, который скончался в заключении в 1985 году после пыток со стороны тюремщиков.

«Дело не в том, чтобы сажать 90-летних в тюрьму, а в том, чтобы изменить атмосферу в стране, говорить правду о том периоде и говорить правду, чтобы закрыть эту главу», — сказала Бландиана. .

В Бухаресте нет музея коммунизма, а музей истории города заканчивает свои экспозиции в 1918 году, когда посетители спрашивают, где секция 20-го века, и обслуживающий раздраженно кивает головой.

Детские дома — это особенно деликатный момент, поскольку многие румыны считают, что широкая огласка отснятого материала и последующая массовая глобальная кампания по усыновлению — это пятно на репутации страны, о котором лучше всего забыть.

Детские дома страны начали заполняться с конца 1960-х годов, когда государство решило бороться с демографическим кризисом, запретив аборты и исключив из продажи противозачаточные средства.Многие из воспитанников детских домов на самом деле не были сиротами, а были теми, чьи родители считали, что не могут справиться в финансовом отношении с воспитанием ребенка.

Самое ужасное насилие имело место в домах для детей-инвалидов, которых забрали из семей и поместили в специальные учреждения. В трехлетнем возрасте дети-инвалиды будут разделены больничными комиссиями на три категории: так называемые «излечимые», «частично излечимые» и «неизлечимые». Дети, попавшие в третью категорию, некоторые из которых имели незначительные или не были ограниченными возможностями, подвергались особо жестоким условиям.

Дело не в том, чтобы сажать 90-летних в тюрьму, а в том, чтобы говорить правду о периоде закрытия этой главы

Ана Бландиана, поэт

По всей стране было 26 учреждений, обслуживающих « третья категория »дети-инвалиды. Следователи из института выбрали троих из них для расследования и обнаружили шокирующий уровень смертности среди детей. «Они умерли не от инвалидности: 70% зарегистрированных смертей пришлись на пневмонию.Они умирали от внешних причин, которые можно было предотвратить и вылечить », — сказал Соаре.

По мере того, как следователи продолжали, они открывали все более ужасающие подробности. По словам Соаре, есть свидетельства того, что дети страдали от обморожений и детей буквально ели крысы, держали в клетках или мазали их собственными фекалиями.

Исследователи зарегистрировали 771 смертельный случай, который, по их мнению, можно было предотвратить в трех учреждениях в конце 1980-х годов, что позволяет предположить, что их число во всех 26 учреждениях за более длительный период намного выше.«Нет документа, подтверждающего это, но ясно, что конечной целью этого была кампания по уничтожению», — сказал Соаре. Список тех, кто, по мнению института, должен быть привлечен к ответственности за смерть, засекречен, но включает сотрудников, непосредственно ответственных за злоупотребления, и функционеров коммунистической системы.

Некоторые из тех, кто провел свое детство в учреждениях, три десятилетия спустя испытывали смешанные чувства по поводу того, является ли судебное разбирательство хорошей идеей. Флорин Катанеску, 41-летний мужчина, которого забрали у матери при рождении, потому что она в то время проходила психиатрическое лечение, вырос в нескольких детских домах.

Он помнит случаи жестокого обращения, но верит, что нужно думать о будущем, а не о прошлом. «Лучше сконцентрироваться на позитивном движении вперед и убедиться, что это больше не повторится», — сказал он. Сейчас он управляет приютом в городе Брашов, обеспечивая приют для сегодняшних выпускников детских домов и помогая им интегрироваться в общество.

Чаушеску требовал, чтобы женщины рожали не менее пяти детей, в результате чего 150 000 детей, многие из которых были инфицированы ВИЧ, были помещены в государственные детские дома.Фотография: Синтия Джонсон / Getty

Для него жизнь — это восполнение времени, украденного у него жестокой системой интернирования. «У меня нет настоящих воспоминаний. Как будто у меня не было детства, поэтому, будучи свободным сейчас, я пытаюсь делать все, что мне хотелось бы делать в детстве ».

Изидор Рукель, который провел свои первые 11 лет в одном из учреждений для якобы «неизлечимых» детей, потому что он заразился полиомиелитом в младенчестве, был усыновлен американской семьей и покинул Румынию в 1991 году.Сейчас он живет в Денвере, штат Колорадо.

В штате его учреждения было несколько настоящих садистов, вспоминал он, в том числе одна женщина, которая «по венам чувствовала, что она любит издеваться над детьми» и была настолько агрессивной, что ее иногда приходилось сдерживать другим сотрудникам. . Рукель вспоминал, как его подвергали жестоким избиениям и другим формам жестокого обращения, а также часто видел, как другим детям давали седативные препараты, жестоко избивали или привязывали к кроватям. «Были дети, которых избили, и на следующий день они умерли», — сказал он.

Однако, когда его спросили, хочет ли он, чтобы перед судом предстали конкретные работники, которые, возможно, еще живы, Рукель не решился, сказав, что судит только Бог, и было бы лучше «отпустить» по прошествии стольких лет. прошедший.

Он сказал, что многие сотрудники просто сломались из-за бесчеловечного характера системы. «Я их не виню. Многие из них не имели образования, чтобы работать с детьми-инвалидами, и для такого небольшого числа людей было невозможно управлять таким количеством детей. Многие из них сочувствовали, но были бы наказаны более злыми, пожилыми работниками, если бы они попытались помочь слишком много.

В 2016 году Рукель вернулся в Румынию, чтобы снять документальный фильм о своем воспитании, и разыскал бывших детей и сотрудников учреждения, заставив некоторых администраторов вспомнить свои ужасающие воспоминания. «Они многое отрицали. Пришлось освежить их воспоминания, и тогда они признались. То, что они сделали, было злом, но я считаю, что большинство из этих рабочих действительно раскаиваются », — сказал он.

Однако не все, кто работал в системе, испытывают чувство вины.В одной румынской газете процитировали бывшего высокопоставленного сотрудника одного из других учреждений, находящихся в ведении режима Чаушеску: «Там не было необходимости в специалистах, потому что их диагноз« неизлечим ».

«Зачем тратить время специалиста на неизлечимого человека? Повсюду сумасшедшие, неизлечимые дети.

«Они разрушают все, а мы выполняли работу Сизифа, чтобы сменить им одежду и простыни. Они просто разделись и стояли голые, как обезьяны.

Для Соаре, который годами расследовал нарушения, привлечение виновных к суду также имело бы более широкий резонанс. «Раны, нанесенные Чаушеску обществу, все еще открыты, и это часть процесса примирения со своим прошлым», — сказал он.

Десять дней, которые потрясли мир

15 декабря 1989 г.

Через три недели после того, как Николае Чаушеску был единогласно переизбран генеральным секретарем коммунистической партии Румынии, полиция выселяет Ласло Токеша, пастора и критика лидера, из его церковь в городе Тимишоара.Той ночью многие из его прихожан окружили его дом, протестуя против этого решения.

16-20 декабря

Поддержка Токеса растет и трансформируется в общий протест против режима, который встречает силу. Около 100 000 человек собрались на главной площади города, призывая Чаушеску уйти в отставку.

21 декабря

Несмотря на растущие беспорядки, десятки тысяч людей отправляются на автобусах до Дворцовой площади Бухареста, чтобы послушать свою ежегодную речь Чаушеску. Однако они начинают петь «Тимишоара! Тимишоара! ».Потрясенный Чаушеску призывает ораторов оставаться на своих местах и ​​предлагает повысить зарплаты. Но его авторитет рассеивается, и телевизионные кадры раскрывают его слабость всей стране. Толпы наводняют центр города, и их с силой встречает армия.

Чаушеску предстают перед телекамерами 25 декабря 1989 года в Бухаресте во время суда. Они были расстреляны сразу после признания виновными. Фотография: Getty

22 декабря

Столкновения продолжаются. Чаушеску и его жена спасаются бегством от разъяренной толпы на вертолете.Румынская армия меняет сторону и поддерживает протестующих. Ион Илиеску становится президентом.

23-24 декабря

Столкновения продолжаются в Бухаресте, в противостоянии между различными фракциями, в результате которого Фронт национального спасения во главе с Илиеску выходит на первое место. Большинство из 1100 погибших в результате революции Чаушеску сошли со сцены.

25 декабря

Чаушеску и его жена Елена предстают перед военным судом города Тырговиште, признаны виновными и немедленно расстреляны.

Детский дом Дженкинса — SC Picture Project

Преподобный Дэниел Джозеф Дженкинс


Преподобный Дэниел Джозеф Дженкинс родился рабом в округе Барнуэлл в апреле 1862 года. в бизнес по продаже древесины. Однажды утром по дороге на работу Дженкинс обнаружил четырех мальчиков, которые согрелись в грузовом вагоне. Он понял, что община нуждается в приюте, и 16 декабря 1891 года он основал приют Дженкинса.

Этот дом, который сейчас называется Детским институтом Дэниела Джозефа Дженкинса, был убежищем для безнадзорных детей из Лоукантри. На этой странице представлены фотографии, видео и большая часть истории приюта, но чтобы узнать больше, мы рекомендуем вам также прочитать нашу полную историю «Группа приюта, инструментальная в прошлом и будущем Дженкинса».

Группа приюта Дженкинса


Приют был зафрахтован в июле 1892 года штатом Южная Каролина; его миссия заключалась в том, чтобы создать безопасное убежище для нуждающихся афроамериканских детей.Несмотря на официальное благословение государства, приют не получил адекватной финансовой поддержки, поэтому его основатель преподобный Дженкинс основал группу приюта Дженкинса для сбора средств.

Группа, которую иногда называют «The Famous Piccaniany Band», получила национальное признание, выступая в городах Северо-Востока, Среднего Запада и Юга. Они участвовали в инаугурационных парадах президентов Рузвельта и Тафта и играли на Бродвее за Порги и Бесс. К 1914 году группа стала настолько популярной, что им дали свободный проход и новую форму для выступления на англо-американской выставке в Англии.

Детский дом Дженкинса — центр Чарльстона


Больница Олд Марин служила одним из первых домов приюта Дженкинса. Расположенный на Франклин-стрит, 20 рядом со старой окружной тюрьмой, он был спроектирован всемирно известным архитектором Робертом Миллсом, уроженцем Южной Каролины.

Роберт Инглиш из Хьюстауна, штат Пенсильвания, 2012 © Не использовать без письменного согласия

Построенное в 1833 году здание изначально предназначалось для ухода за больными и инвалидами моряками.После гражданской войны он стал школой для афроамериканских детей, а с 1895 по 1937 год здесь был приют Дженкинса. Пожар 1937 года серьезно повредил здание, и приют переехал на свое нынешнее место вдоль реки Эшли.

Институт Дженкинса — Северный Чарльстон


К 1930-м годам Служба социального обеспечения начала оказывать помощь семьям, нуждающимся в финансовой помощи для ухода за детьми. Это привело к резкому сокращению количества брошенных детей в Америке, что значительно снизило потребность в детских домах.Со временем приют был переименован в Детский институт Дэниела Джозефа Дженкинса.

SCIWAY © Не использовать без письменного согласия

Некоммерческая организация, управляемая советом директоров и консультативным советом, миссия Jenkins сегодня остается неизменной: «Продвигать и поддерживать социальное и экономическое благополучие. принадлежность к детям, семьям и отдельным лицам, чтобы позволить им стать продуктивными и самодостаточными в своих сообществах ».

Если раньше в институте были дети обоих полов, то в настоящее время он служит убежищем для девочек в возрасте от 11 до 21 года.В общежитии могут разместиться до 19 детей. В каждом получастном номере есть телевизор и компьютер. Все дети живут в этом здании и находятся под круглосуточным присмотром персонала из 10 человек, в который входят специалисты по уходу и консультанты.

В 16 лет у каждого ребенка есть возможность «выйти из школы», что означает, что они остаются в Jenkins до 21 года. Если ребенок решает остаться, он должен получить высшее образование. Чаще девочки остаются в институте один учебный год, а затем возвращаются в свои семьи.

Кампус включает в себя административное здание, учебный центр, общежитие, склад и даже павильон.

Институт Дженкинса получает поддержку от местных церквей и наставнических организаций, помогая познакомить детей с множеством различных событий и расширить их кругозор.

Помимо государственных средств, институт поддерживается за счет частных пожертвований и грантов. Дженкинс надеется привлечь дополнительное финансирование, став остановкой для исторических туров в этом районе.Когда мы посетили кампус и встретились с администраторами, они поделились своими планами построить музей, который продемонстрирует влияние оркестра приюта Дженкинса на историю американского джаза. Они также рассматривают возможность выращивания сладкой травы на своих многочисленных акрах заболоченных земель, посадки местных роз Нуазетт и создания лабиринта из живой изгороди, который обеспечит приятную атмосферу для пикников.

Детский дом Дженкинса — Колокол надежды


Этот звонок использовался, чтобы сообщить жителям и сотрудникам детского дома Дженкинса, что пора собраться вместе.К сожалению, в конце 1980-х годов в Дженкинсе произошел крупный пожар, в результате которого были разрушены административное здание и несколько общежитий. Однако колокол был найден в пепле и с любовью восстановлен. За стойкость его прозвали «Колоколом надежды». Сегодня он стоит рядом с новым административным зданием, напоминанием о долгой и интересной истории учреждения.

SCIWAY © Не использовать без письменного согласия

Детский дом Дженкинса — Исторические маркеры


Эти маркеры расположены недалеко от кампуса Дженкинса на Азалия-Драйв.В них кратко рассказывается история этого важного места. Для получения более подробной информации о приюте Дженкинса, пожалуйста, прочтите нашу статью: «Музыкальная группа приюта в прошлом и будущем Дженкинса».

SCIWAY © Не использовать без письменного согласия

SCIWAY © Не использовать без письменного согласия

Фотография украинских сирот. Фотографии детских домов Запорожья, Украина

НАШИ ФОТО ОТЧЕТЫ О Жертвованиях

ФОТО ОТЧЕТЫ О НАШИХ ПРОЕКТАХ

Фоторепортаж: гуляния в детском доме №3 в декабре 2006 г.

Фотоотчет: «От сердца к сердцу» — благотворительная поездка с клоуном — 9 декабря 2006 г.

Фотоотчет о посылках из Питера (Канада), Кристины (Испания) ) и Ольга (Англия) — 7 ноября 2006 г.

«Улыбка в лицо раку» — вечеринка в отделении детской гематологии г. Запорожья, Украина — 27 октября 2006 г.

«За летом» или Дети из детского дома № 3 поездка в Севастополь 14 октября 2006 г.

Фотоотчет за июль-октябрь 2006 г. (все, о чем раньше не сообщалось)

Фоторепортаж: 300 крутых БАЙКЕРОВ (!!!) посетили детский дом №3 в Запорожье — 7 октября 2006 г.

Путешествие по острову Хортица — 10 детей-сирот из детского дома №3 г. Запорожья

Приобретение 2-х новых компьютеров в детский дом №3 — август 2006 г.

Фотоотчет о поездке детей-сирот в Крым в июне 2006 г.

Фото ре порт в поездке детей-сирот в Киев и остров Хортица — май 2006 г.

Фотоотчет за апрель 2006 г.

Фотоотчет за февраль 2006 г.

Фотоотчет за январь 2006 г.

Передача стульев в детский дом №3.Октябрь 2005 г. Фотоотчет.

Передача школьных ранцев детскому дому №3. Октябрь 2005 г. Фотоотчет.

Пожертвование Патрика Андерсона. Август 2005 г.

Покупка 3-х велосипедов для детского дома №3. 27 августа 2005 г.

Пожертвование Эльвире. 25 августа 2005 г.

Покупка обуви для 59 детей-сирот (пожертвование от Елены Кин). 23 августа 2005 г.

Дети в летнем лагере. Июль 2005г.

Условия жизни в детском доме №3. Май 2005 г.

Покупка второго компьютера. Фотоотчет. 10 ноября 2004г.

Посылки от Ирины. Фотоотчет. 11 октября 2004 г.

Компьютер предоставила Ольга из Киева. Фотоотчет. 29 сентября 2004 г.

Покупка мячей на пожертвование Виктории. Фотоотчет. 16 сентября 2004 г.

Щелкните изображение, чтобы увеличить его.

Май 2005 г.

2 января 2005 г.

2 сентября 2004 г.

31 мая 2004 г.

Дети в семье. Декабрь 2003 г.

Рядом детский дом. 2003 г.

Прогулка по г. Запорожье.Февраль 2004 г.

Пикник на острове Хортица. Апрель 2004 г.

Поход на остров Хортица. Апрель 2004 г.